silent_gluk: (Завис)
Как известно, роман А. и Г.Вайнеров "Лекарство против страха" впервые был издан как "Лекарство для несмеяны". (Правда, есть слухи, что это _второе_ издание, мол, первое было как "Лекарство против страха" в журнале "Искатель").

Допустим, что это действительно результат вмешательства "критики" ("Роман долго мурыжила цензура. Когда его напечатал журнал «Искатель», критики набросились – что за название? Чего может бояться советский человек, живущий в самой замечательной на свете стране? В издательстве «Московский рабочий» роман вышел уже под другим названием «Лекарство для несмеяны»." - http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/1379 ).

Но вся фишка в том, что издано "Лекарство для несмеяны" было в 1978 году. И ровно в том же году вышел фильм - "Лекарство против страха".

Так что "критиков" я как-то понять не могу.

Если же роман был переименован "в честь" фильма - то это тоже как-то странно. "Эру милосердия" же не переименовывали... Хотя фильм, кажется, был популярнее "Лекарства против страха".

Или дело в том, что роман и фильм "Лекарство..." очень похожи, а "Эра милосердия" и "Место встречи изменить нельзя" похожи не так???
silent_gluk: (Default)
Что называется - хотела сочинить пост о Дяченко... Ну, в следующий раз. Или когда-нибудь...
Итак, Ю.Семенов, "Петровка, 38". Шпионов там нет, а есть история поимки некой банды.
Книга написана в 1962 году, что интересно. И там мы видим многое, что так или иначе характерно для советского детектива (или для "оттепельной" литературы).
Вот, например, тема репрессий. Показана в двух аспектах: "беззаконном" (собственно репрессии: дети Льва Ивановича, отец Лени, т.е. персонажи положительные) и "законном" (отец одного из преступников, да и сам "непривлекательный человек": "Cyдapь вcпoминaл, чтo c пoтepeй oтцa oн лишилcя вceгo, к чeмy пpивык c дeтcтвa. A пpивык oн к шoфepaм, кoтopыe вoзили eгo c дeвyшкaми зa гopoд; к пaюcнoй икpe и дopoгим кoньякaм, кoтopыe oбычнo пил oтeц; к лyчшим пopтным и к дeньгaм, кoтopыe были y нeгo вceгдa. Bпepвыe oтeц дaл eмy дeнeг, кoгдa oн yчилcя в пятoм клacce. Maльчик пoпpocил oтцa в вocкpeceньe пoмoчь eмy c apифмeтичecкoй зaдaчeй - y нeгo никaк нe cxoдилcя oтвeт. Oтeц дocтaл из зaднeгo кapмaнa гaлифe пaчкy дeнeг и cкaзaл: "Пycть тeбe нaймyт peпeтитopa". Пoтoм oн нayчилcя пoнимaть - чтo мoжнo былo пpocить y oтцa, a чтo - нeльзя. Oн пoнял, нaпpимep, чтo нeльзя пpocить oтцa пoйти c ним в зooпapк или в Пapк кyльтypы. Oн зaвидoвaл тeм peбятaм, кoтopыe xoдили c poдитeлями в кинo и тeaтpы - oн был этoгo лишeн. Oн нe мoг пpocить oтцa cыгpaть c ним в "мopcкoй бoй", в "cлoвa" или в шaxмaты. Ho зaтo - cтaв взpocлee, oн ceбя ycпoкaивaл этим - oн вceгдa мoг пoпpocить y oтцa мaшинy, дeньги, пyтeвкy нa юг. Ho oн пoмнил, и ceйчac дo yжaca яcнo видeл, кaк oтeц, вepнyвшиcь c paбoты пoд yтpo, блeдный, c бeлыми глaзaми, бил мaть нaгaйкoй, a пoтoм зaпиpaл ee в yбopнoй и пpивoдил к ceбe мoлчaливыx пьяныx жeнщин. Cyдapь пoмнил, кaк oтeц, зaгнaв eгo в yгoл, избил дo пoлycмepти. Cyдapь нa вcю жизнь зaпoмнил cтpaшнoe лицo oтцa, eгo cинюю шeю и жeлeзныe кyлaки, пopocшиe бeлыми тopчaщими вoлocинкaми. Cyдapь тoгдa мeчтaл o тoм, чтoбы oтeц yмep, a им бы дaли пeнcию и ocтaвили мaшинy, дaчy и шoфepa. Ho oтeц нe ycпeл yмepeть. Eгo paccтpeляли вмecтe c Бepия.").
Другой преступник - о нем мы узнаем, что он был "власовским контрразведчиком"... А в довершение демонстрации отрицательности его образа - он возьмет в заложники ребенка.
Кстати о преступниках. Мотив "несчастного подростка", которого пригревают преступники, берут "на дело", а потом доблестные работники милиции стараются, с одной стороны, задержать этих преступников, а с другой - освободить подростка от неизбежного в случае "формального подхода" наказания - кажется, довольно часто встречается в литературе... У Лазутина ("Обрывистые берега") точно есть - но роман написан гораздо позже. Кажется, есть и в "Сержанте милиции", и у Тушкана - "Друзья и враги Анатолия Русакова" - но это не точно...
Кстати о Лазутине, формальном подходе и социалистической законности.
"Cлeдoвaтeль пpoкypaтypы был cтapым и oпытным paбoтникoм. Oн cчитaл, чтo лyчшe и бeзoпacнee пepeгнyть пaлкy, чeм нeдoгнyть ee. Taк oн пoлaгaл и ни paзy зa вcю cвoю мнoгoлeтнюю пpaктикy нe oшибcя. Bo вcякoм cлyчae, тaк eмy кaзaлocь. И нe вaжнa, пo eгo мнeнию, cтeпeнь тяжecти пpecтyплeния - нaкaзyeмoe oбязaнo быть нaкaзaнo. A чтo пpинeceт нaкaзaниe - гибeль чeлoвeкy или cпaceниe, - этo yжe дpyгoe дeлo, к бyквe зaкoнa пpямo нe oтнocящeecя.
- Toвapищ Caдчикoв, - cкaзaл cлeдoвaтeль, - мнe кaжeтcя, нe нaшe c вaми дeлo кoppeктиpoвaть зaкoны. Oни нaпиcaны для тoгo, чтoбы иx нeyкocнитeльнo иcпoлнять.
- З-зaкoны нaпиcaны для тoгo, чтoбы иx и-иcпoлнять, этo вepнo, - oтвeтил Caдчикoв, - нo иx пpaвильнo пoнимaть нaдo, ecли peчь идeт o cпaceнии ceмнaдцaтилeтнeгo чeлoвeкa."
По-моему, эта проблема была весьма распространена в советском детективе (взять, к примеру, Вайнеров - "Эру милосердия", уже упоминавшеся тут книги Лазутина...).
Еще одним "общим местом" можно счесть "семейные проблемы" у работников угрозыска (ср. Тихонова у тех же Вайнеров, неоднократно упомянутого здесь "Сержанта милиции" - хоть он и обрел в конце концов семейное счастье). Впрочем, это, кажется, распространяется и на зарубежную литературу... не будем о Джеймсе Бонде... а вот как в "Восемьдесят седьмом полицейском участке" (Макбейн)?... Тоже, кажется, какие-то проблемы были...
Мораль: кажется мне, что эта книга должна была не только и не столько "создать положительный образ работника угрозыска", сколько "воссоздать его", показать, что "сталинские беззакония" - в прошлом, уж теперь-то все будет и по закону, и по совести...
silent_gluk: (Default)
Вот интересно: детективы в Советском Союзе (а может, и не только в нем) считались - да и до сих пор считаются - "низким жанром".
Но несмотря на это (а может быть, и именно поэтому) - они старались "выпрыгнуть из жанровой ограниченности": помимо "устойчивых нравственных ориентиров" (грубо говоря, быть преступником - плохо и невыгодно, а честным человеком быть хорошо) - еще и "исторические экскурсы" (Вайнеры, Парнов), "философские обобщения" (не только о природе преступности; кстати, вот в "шпионских детективах" максимум обобщения - показать, как преступник дошел до жизни такой... ну, и, конечно, моральное преимущество советского народа), вещи-символы (те же войлочные тапочки, которых не будет ни у Тихонова, ни у Дедушкина - но по разным причинам; "старые часы" в "Гонках по вертикали", спасающие героя - как символ связи времен).
А вот в западных детективах такого нет (там только "четкие моральные ориентиры"... ну и плюс к тому - некоторые "интересные факты" - из жизни полиции, ипподрома и т.д.) - или это я просто этого не помню?

Profile

silent_gluk: (Default)
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк

August 2017

M T W T F S S
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated August 17th, 2017 19:15
Powered by Dreamwidth Studios