silent_gluk: (Книги-детская литература)
В советской литературе иногда встречается такой прием: часть (глава) произведения заканчивается фразой типа "Это был июнь 1941 года." (Осеева, "Васек Трубачев и его товарищи"), "– Чудно встретили сорок первый год! – воскликнула Анна Николаевна. – И вот увидите, он весь пройдет радостно и весело и мы еще лучше встретим следующий." (Верейская, "Три девочки") и т.д.

В западной литературе я такого приема не помню, но это не значит, что его там не было.

Подразумевалось, что читатель знает, что "потом было плохо", и этот контраст позволяет, скажем, острее прочувствовать прелесть этих дней мирной жизни (о которых герои еще не знают, что они - последние, но автор и читатель-то знают).

И интересно мне: а есть ли хоть одно произведение, где такая фраза просто тихо-спокойно обозначает время действия? Ну наступил и наступил, год как год, месяц как месяц, почему бы ему не наступить?... Где под этой фразой не скрывается никакой трагичности (ее может приписать читатель, уже знающий, что тогда было, но не автор - на момент написания произведения не знающий)?

И, кстати говоря, этот прием чаще встречается в детской литературе - или просто у меня уже маразм?
silent_gluk: (Книги-детская литература)
Вот интересно, как различается образ эпохи, создающийся (детскими) книжками, написанными "тогда про тогда" (в смысле что рассказывающими про жизнь где-то в 1930-1940-е годы в СССР и написанными... скажем так - до 1980-х годов) и книжкми, написанными про ту же эпоху "сейчас" (в 1990-е годы и далее). То, что составляет существенную часть сегодняшнего представления про те времена (у меня, по крайней мере: культ личности - репрессии - и т.д.) - в старых книжках либо не упоминается совсем (вот, скажем, один из персонажей "Трех девочек" - юрист; но нет там ни рассуждений про "социалистическую законность" и "царицу доказательств", ни вообще каких-либо упоминаний репрессий; да и Сталин - не уверена, что упоминается), либо упоминается очень вскользь, так, что не зная - не догадаешься (или не обратишь внимания - "Это мой дом", "Улица младшего сына"). Вот "позитивные" моменты (спасение челюскинцев и т.д.) - бывает, упоминаются. Но опять же - фоном, просто как одна из примет времени...

А вот в "современных" книжках (хотя, кажется, я только Крапивина и читала) - непременно будет _подчеркнуто_, что кто-то, скажем, пострадал от репрессий и т.д.

Интересно, какие книги где-нибудь так через полвека напишут про "наше время"?...

Profile

silent_gluk: (Default)
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк

June 2017

M T W T F S S
    1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 2425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated June 25th, 2017 10:37
Powered by Dreamwidth Studios