silent_gluk: (Книги-приключения)
В одном проповедуется «всеобщая бдительность», причем «бдительность активная». Мол, смотри вокруг, как только заметишь что-то подозрительное – немедленно сообщи Куда Следует. И продолжай бдить. Вот, например, у Цацулина (да, я именно его читаю!):

Цитаты )

Другой же тип... Изображенный в нем образ мышления «среднего человека» принципиально иной: о шпионах и т.д. он, «средний человек», не думает и не заморачивается ими до «момента Х». По умолчанию – все люди хороши и да, интересны, но интересны как личности (ну, или не интересны), но не как особи, совершающие «подозрительные действия» (понимаете мысль?). Ну вот как у того же Овалова, скажем... Галина не замечает, что ее спутник занимается чем-то неблаговидным. И не только потому, что он умело маскируется, но и потому, что в ее картине мира шпионам и т.д. просто нет места. Или, допустим, Леночка – она не может заподозрить в «капитане Королеве» шпиона потому, что мир, где есть шпионы и т.д, предельно от нее далек. Ну, об «Ошибке резидента» в этой связи тоже можно вспомнить.

Т.е. в первом типе, можно сказать, изображается противостояние вражеской спецслужбы и Всего Советского
Народа, во втором же – вражеской и отечественной спецслужб.

Не уверена, можно ли связывать эти два типа с «идеологией осажденной крепости» (первый очень похож на ее проявление, а вот второй – не очень; но ведь эта идеология никуда не девалась чуть ли не до конца СССР; о том, что с ней стало сейчас – не будем) или, скажем, с «дооттепельными» временами, «оттепелью» и «застоем» (в первую очередь потому, что не знаю, когда была написана «Атомная крепость» - а в Интернете не могу посмотреть, потому что сижу без него; хотя... «Энциклопедия фантастики» - вам повезет!»: первая часть – 1958, вторая часть – 1974; если гипотеза верна, то эти две части должны довольно сильно различаться, вот дочитаю и узнаю).

Итак, что у нас с датами: «Атомная крепость» - 1958, «Когда город спит» - 1956 (публикация), «Секретное оружие» и «Букет алых роз» - точно не скажу, но, по-моему, все же времена «оттепели», «Ошибка резидента» - не знаю, но точно не «до оттепели».

Еще примеры нужны.

С другой стороны, вот тот же Адамов, «Изгнание владыки» (не позже 1946 года... а, вот: 1938-1942), а шпионами там занимаются именно те, «кому положено» (Ирина и пр. не видят в каждом встречном и поперечном шпиона), и его же «Тайна двух океанов» (то же самое; причем очень забавно сопоставить с фильмом; книга – 1938, про фильм не знаю; так вот, в фильме «общей подозрительности» куда больше). Или вот, скажем, «Судьба барабанщика».

Получается, что надо выделить еще «довоенные шпионские романы»? Которые по некоторым параметрам близки к «оттепельным»? Забавно. Но, опять же, мало примеров...

PS. Мироощущение, описанное в вышеупомянутом первом типе, меня «напрягает». Хотя читать забавно.
silent_gluk: (Default)
...знаменитую "Пуговку" ("Коричневая пуговка лежала на дороге...") написал Долматовский.
Судя по тому, что [livejournal.com profile] ivonn пишет - http://ivonn.livejournal.com/58924.html - шпиономания была не только в литературе, но и "в жизни". Что неудивительно.
Да, так о шпионах и советской шпионской литературе... Есть у меня чувство, что в какой-то момент настроения несколько изменились. "Сначала" - где-то в 1950-е годы... "настороженны" были все (ну, почти все, а то и книги бы не было) - шпиона подозревали в любом чужаке. Кстати, вот интересный вопрос: кому можно было проявлять "не-бдительность"?... Девушке (Авдеенко, "Над Тиссой"; о, кстати, Шебалов!..., в какой-то мере - Овалов... но там уже речь идет о "прямом пособничестве" - а не о чем-то вроде ослепления влюбленностью... Хотя грань малозаметная), ребенку/подростку (тот же Шебалов)... Народ бдил и о любом мало-мальски подозрительном человеке сообщал "куда следует".
Потом же - с какого-то момента - эта настороженность резко убавилась. Можно общаться с иностранцем - и никто (ну, почти никто...) ничего не скажет. Нет, "те, кому положено" - есть и бдят, и каждый должен знать что-то типа "правил бдительности" (н-да, ну и термин... имелось в виду нечто типа "правил оказания первой помощи") - но все же "компетентные органы" должны (по мысли "общественного сознания", отраженной в литературе) сами вести "наблюдение", не ожидая, пока к ним придут с информацией. То есть количество "просто граждан", добровольно идущих туда, где "прием граждан круглосуточно", и докладывающих о странных людях, в литературе (по-моему, где-то с 1960-х годов) уменьшается.
Органы как знали, так и знают все (сравните, например, Авдеенко "Над Тиссой" - яркий пример "первого этапа" - и... да хоть того же Ардаматского "Бог, мистер Глен и Юрий Коробцов"). Но такое чувство, что каким-то "магическим способом".
А вот еще интересно... Ведь советская литература не с 1950-х годов началась... И в тех шпионских произведениях, что я могу вспомнить из 30-х годов (Овалов - "Рассказы майора Пронина", в какой-то степени - "Тайна двух океанов" и "Изгнание владыки", что-то у Гайдара...) - положение с бдительностью, скорее, ближе к 1960-м годам (есть те, "кому положено", пусть они этим и заморачиваются, а у нас своих проблем хватает...).

Profile

silent_gluk: (Default)
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк

June 2017

M T W T F S S
    1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 2425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated June 24th, 2017 19:08
Powered by Dreamwidth Studios