silent_gluk: (pic#4742421)
Заинтересовалась я этой книгой после прошлогоднего "Интерпресскона". Там ее автор читал интересный доклад - про историю и современной состояние протезирования внутренних органов, про киборгов и т.д. Ну, если один текст оказался достаточно интересным, можно попробовать и второй...

Жила-была страна, в которой при наличии желания (а вот что делать при отсутствии желания - не знаю. Можно долго закрывать глаза, но не до бесконечности же!) нетрудно узнать некий гибрид СССР времен застоя с современной (книга вышла в 2009 году, а когда написана - не знаю) Россией (а в исторической перспективе, соответственно, сталинский СССР, ну, не идеально воспроизведенный, но узнать можно), да и названа она - чтобы было проще узнавать - Рутенией. Жила вроде бы хорошо, но - тут мы вспоминаем, что было прототипами, на что по тексту разбросаны обильные намеки - хорошая жизнь была именно видимостью. И то, от хорошей жизни заговоры не заводятся. Наверное. А тут вот завелся, и вся служба госбезопасности ничего не успела сделать. Может быть, и успела бы, если бы у ее сотрудников не было личного мнения о том, что хорошо для страны. И если бы не было решено, что без одного из сотрудников мир явно будет лучше. Ну, это довольно широко встречающаяся тема: что делать, когда те, кого ты считал своими, явно показывают, что ты для них не свой?.. Можно, в сущности, и к заговорщикам примкнуть, почему нет? Не свой, так не свой...

Магии в мире практически нет, за исключением одного явления - так называемой "Крови Дракона". По легенде, каждый, кто выпьет хотя бы каплю ее, на всю жизнь будет одержим "отчаянной храбростью, беззаветной любовью к родной Земле и ненавистью к пришельцам". Звучит-то оно хорошо, но "в действительности, если сказать человеку, выпившему Кровь Дракона, что в интересах его Родины надо немедленно оккупировать какой-нибудь островок в пяти тысячах миль отсюда, то он, несомненно, запишется добровольцем в морскую пехоту; ведь так велят ему интересы Родины!" В сущности, чем-то это смахивает на воздействие Башен ПБЗ, и не только их...

В сущности, подозрения в осмысленности применения такого вещества лишь укрепляет тот факт, что некогда солдаты Мерсье (история с ними - как понимаю, аналог Великой Отечественной войны) принимали его. И хорошо как-то не получилось. Но... мы-то хорошие, у нас достаточно длинная ложка, мы рискнем поужинать с дьяволом. Поскольку полюбить ни книгу, ни мир я не сумела, скажу только одно: "ну-ну". Впрочем, по некоторым деталям похоже, что примерно это же сказал и автор.

Кстати о Мерсье - почему Мерсье? Был, конечно, О.Мерсье, французский генерал, министр обороны Франции во времена дела Дрейфуса (а, так вот откуда мне фамилия знакома!), занимал в той ситуации не слишком достойную позицию, но достаточно ли этого, чтобы его фамилией назвать аналог Гитлера? Вот почему император Максимус IV (аналог Сталина) - я понимаю. Наверное.

Да, так о Мерсье. Точнее говоря, о его народе... Очень приятно и удобно объяснить события, достаточно узнаваемо повторяющие историю Третьего Рейха, воздействием Крови Дракона или еще какими-нибудь магически-паранормальными штучками. Люди сами бы по себе никогда, их принудили, а нас-то не принудят... Увы, я безнадежный материалист. Именно что сами, без принуждения. И меня могут... подтолкнуть к. А вот как, почему и как сделать так, чтобы не подталкивался человек - ну, это тема серьезных исследований, всяко, подозреваю, не книги из серии "Боевая фантастика". Хотя, конечно, никто не мешает и такой книге "прыгнуть выше головы", но случается это редко. И данный случай - не тот.

В целом, какой-то безнадежный текст. Не в плане судьбы персонажей (хотя тоже... с какой стороны посмотреть), а в плане "судьбы страны". Ну вот сменилась сласть? А смысл? Станет ли лучше? Многое ли изменится? Как-то непохоже. Хотя не исключено, что это я сама вчитываю в текст свое восприятие переворотов, армии и "Крови Дракона". Хотя, конечно, тут можно вспомнить Брауна и заподозрить, что все же не вчитываю отсутствующее.

Что можно сказать о тексте "в контексте эпохи", если можно так выразиться?.. Во-первых, интересен образ Максимуса IV, победителя. При котором порядок - хоть какой-то - был... Во-вторых, любопытен образ Запада. Понимаете, когда речь идет о войне с Мерсье, не поминаются никакие союзники - Рутения справлялась одна. А нападающие именуются очень своеобразно: "силами Запада", причем "объединенными". Т.е. посыл явный и неоригинальный: Запад - враг. Причем всегда... (Хотела было этот подход противопоставить советской литературе о войне, где союзники почти всегда упоминались, но задумалась: упоминаться-то они упоминались, что союзники - говорилось, но _показывалось_, что союзники они сильно так себе, "на тебе, убоже, что нам негоже", сплошные слова - в лучшем случае, - а не действия...) В этом плане "Потерянный шпион" вполне себе в русле традиции. Зато в тексте нет явно выраженной "терапевтичности", что уже само по себе большое достижение (дожили!..).

Любопытна также тема армии, разведки, контрразведки и всего такого. И их высокого профессионализма. Понимаете, в советских шпионских детективах, к примеру, действуют тоже профессионалы. Но при этом их действия подробно не описываются - что как и зачем готовится, к примеру... С другой стороны, есть производственный романы Хейли, конечно. И некоторые книги, затрагивающие тему армии, разведки, контрразведки и т.д., к ним начинают приближаться. Но вот что-то я не помню в современной российской фантастике приближающихся к ним книг о врачах, к примеру, об астрономах и т.д. С очередной стороны, конечно, силовые ведомства куда зрелищней медицины. Со следующей же стороны, кажется мне, что тут дело не только в зрелищности.

В сущности же, эту книгу очень украшает, а для меня - и фактически спасает - образ лекаря Брауна. Без него была бы очередная книжка на тему как все было плохо, а стало хорошо, страна превращается в военный лагерь, это всем идет на пользу, стройными колоннами, печатая шаг, в светлое будущее, ура! Но вся его линия, особенно этот момент:

"– Видите ли, – торопливо заговорил незнакомец, – я главный лекарь айзенвальдской лечебницы, меня зовут Браун. Я обращаюсь к вам, потому что мне, в сущности, не к кому больше обратиться. У меня в лечебнице закончились лекарства, перевязочные материалы, инструменты – в сущности – все закончилось! Я обращался во все инстанции, но меня нигде толком даже и не выслушали – а ведь у меня в лечебнице больше сотни больных, среди них дети…
Рэм понимающе кивнул Брауну и ответил:
– Вы правы, лекарь, это еще одно из преступлений администрации Крон-Регента, и они, будьте спокойны, ответят за него сполна!
– Спасибо, – улыбнулся Браун, – спасибо за добрые новости, но я был бы спокойнее, если бы у моих пациентов был хотя бы минимальный набор лекарств…
– Да, – ответил ему адмирал, – в обновленной Империи мы будем внимательнее следить за нуждами людей!
Браун хотел уточнить, когда же наступит это светлое время, но толпа уже оттеснила его от своего лидера и понесла по площади вместе с бурным людским потоком."

с одной стороны, да, придает произведению какую-то безнадежность, с другой стороны - выделяет его из потока ура-патриотической фантастики, к которому, скажем прямо, по остальным параметрам его, произведение, и хотелось бы причислить.

Подозреваю в образе Брауна некую... не то что автобиографичность, но реальное знакомство с описанными проблемами.
silent_gluk: (pic#4742425)
Условно-историческая (потому что она описывает события, бывшие лет так 5 назад, правда, написана она в 1955 году) повесть. Упрощенно говоря - про последствия войны. Про то, как словенского ребенка, чей отец погиб, а мать была отправлена в концлагерь, взяла к себе немецкая семья. Но мать выжила, да и бабушка... И вот они разыскивают сына и внука. И даже нашли. Но мальчик лет 6 - больше половины жизни - провел в Германии, будучи уверен, что он родной, а не приемный ребенок... Лишь полузабытые детские воспоминания давали возможность предположить, что тут что-то не то. И если бы приемные родители сговорились пораньше о версии, предлагаемой сыну, может, так бы он ничего и не узнал. Хотя, с другой стороны, мать все же искала...

Тому ребенку, о принадлежности которого когда-то судил Соломон, было проще. Он, по крайней мере, был совсем маленький и ничего не понимал. А тут мальчику, фактически, пришлось самому выбирать, с кем жить. Или все-таки нет? Если бы он выбрал остаться с Гротами - поддержала бы его Фрида? Хотя, конечно, он этого выбрать не мог - автор бы не дал. Югославия 1950 года... Не знаю, переезд в нее уже был билетом строго в один конец, или еще нет? Ну, сам Курт/Янко о таком мог и не задумываться, но его родители (все) знали или нет, что, в зависимости от его выбора, кто-то сможет его увидеть вновь с очень малой вероятностью? Или такого не было?

Впрочем, поскольку книга югославская, вы уже догадываетесь, что выбрал мальчик, несмотря на решение суда и давление приемного отца. Впрочем же, автор до какой-то степени облегчил ему выбор. Или наоборот? Обе семьи не бедствуют (ну, югославская - несколько условно, но социалистическая же страна!), обе готовы о ребенке заботиться наилучшим образом (как они это понимают)... Но с другой стороны - городская немецкая и югославская сельская жизнь... С третьей стороны, может, так оно и лучше, чтобы не было возможности сравнивать.

Из любопытных моментов: приемные родители Курта/Янко живут в Ганновере. При прочих равных это бы ничего не значило - ну живут и живут, где-то же им жить надо... Но прочие не равны: Ганновер - это ФРГ, находящаяся если на под прямой властью, то под сильным влиянием "бывших союзников СССР", Британии и США (и таки да, союзный суд в первый заход решает, что ребенку надо остаться с приемными родителями), противник социализма и социалистических стран, покровительствующая бывшим гитлеровцам (и правда, бывший эсэсовец Фриц Грот отнюдь не бедствует, правда, во власть не стремится - но, может, просто не хочет? И о прошлом столь же явно не сожалеет)... Опять же, приемные родители Курта/Янко (точнее, приемная мать и более далекая родня, отец был на фронте) бежали некогда из Арнсфельда (будущей территории ГДР) - и туда, в соцстрану, вернуться не пытались. С другой стороны, даже в капстранах есть приличные люди - и примером этого должна служить Фрида, приемная мать Курта/Янко, "своими руками" отдающая мальчика родной матери. (Кстати, не припомню, а думает ли Ана, родная мать, что вдруг сыну лучше там, в Германии?)

Еще любопытно: в советских книгах, так или иначе затрагивавших тему "перемещенных лиц", очень част мотив "государственной помехи" и вообще "участия государства". Мол, человек бы и рад вернуться, но ему ставят всяческие преграды (американцы в этом задействованы не в последнюю очередь, ибо собираются сделать из "перемещенного лица" шпиона). Так вот, тут этого мотива нет. Есть мотив народно-общественно-государственного (не забыли, что Югославия уже социалистическая, т.е. народ там - власть и есть) давления, но со стороны Югославии, англо-американская же военная администрация в конце концов склоняется (пусть и не совсем добровольно) к тому, чтобы отдать мальчика родной матери.

Еще любопытен тот момент, что в Ганновере (и, видимо, не только в нем) живет довольно много югославов. Вероятно, не "перемещенных лиц", просто живут (и работают, наверное, там).
silent_gluk: (pic#4742427)
Ползем все по тому же списку.
В этой книге автор рассказывает о двенадцатилетнем мальчике Генрихе по прозвищу Пуговица, об испытаниях, выпавших на его долю в последние недели войны, о том, как постепенно под влиянием новых друзей, советских бойцов, принявших участие в судьбе мальчика, меняется его психология, формируется новое отношение к жизни, к людям, к окружающей действительности.

Написана книга в 1975 году, насколько я поняла, у меня перевод, изданный в 1978.

Все-таки немецкие книги о Второй мировой войне отличаются от советских. (Гм, а какие я еще читала? Чьи, в смысле?)

С одной стороны, это не лучшие и недавние страницы истории, с другой стороны - это все-таки _их_ история, и выводить своих соотечественников гадами, противопоставляя их хорошим-чужакам, как-то сложно. Поэтому скользкие темы по возможности обходятся. Ну и то сказать - большинство жителей просто мимикрировали "под сильных", что сказали - то и делают, а так люди как люди. И им, в общем, несколько пофиг, под кого мимикрировать. Конечно, от русских лучше бы уйти - с одной стороны, в неизвестность, с другой же - все-таки там, когда придем, будет привычный миропорядок. Но если уйти не удалось - не вопрос. Красные флаги так красные флаги...

В предисловии сказано, что "на каждом шагу юного Генриха подстерегает опасность. То она выступает в лице мальчишки по прозвищу Рокфеллер, такого славного и доброго, однако ищущего счастья на черном рынке, где он продает окурки или шелковые чулки… То в лице Маргаринового босса — он чего хочешь может достать, в том числе и такие нужные крючки и лески. А то это и сам дедушка Комарек: он же решил совсем один основать большое рыболовецкое дело и даже озеро купить, чтобы потом промышлять копченым угрем и другими дарами этого озера".

Но у меня такое чувство, что автора беспокоило больше стремление быть "первым учеником". Во всяком случае, отучает он своего персонажа от этого жестоко. (Хотя, пожалуй, шутка с запиской несколько "за гранью". Вот в советской книжке я ее не могу представить, там все больше _полевые кухни_, если понимаете, о чем я). С очередной же стороны, а что делать, если мир непонятен "от слова совсем"?.. Только стараться подражать сильным, и получше, получше...
silent_gluk: (Дракон и книга)
Как и обещала, сегодняшний пост - о послесловии к роману Д.Калича "Вкус пепла". (Кстати, поняла я, что за сборник мне попался: Это "Подвиг" № 6 за 1985 год, приложение к журналу "Сельская молодежь". Однако у этого журнала были неплохие приложения!) Роман сам по себе довольно своеобразен, но мы сейчас не о нем. Или не только о нем.

Не знаю, когда был написан роман (на Алибе мелькает его издание 1984 года, но это, естественно, перевод), и даже не знаю, когда было написано послесловие. Неужели в 1985 еще _так_ писали? Впрочем, если вспомнить, что и политика разрядки и проч. началась не с 01.01.1985, и книги в те времена готовились к печати не то чтобы совсем мгновенно - может, послесловие специально к "Подвигу" и написано. Да, в 1984 было другое "дополнение".

Возможно также, что разница, о которой мы наконец поговорим чуть ниже, вызвана тем, что роман-то югославский, а послесловие - советское. Не знаю, какие отношения были у Югославии с США и Израилем, но, вероятно, они отразились (или не отразились) в романе, в отличие от критики.

Ну так вот, в романе американцы показаны "вполне себе нормальными людьми". Впрочем - и это несомненное (для меня) достоинство романа - "нормальными людьми" там показаны почти все. Даже в нацистах иногда мелькает хоть что-то _нормальное_.

В отличие от послесловия, которое практически все посвящено разоблачению "современного фашизма". Если кто-то предположил, что, по мнению автора, он ("современный фашизм") гнездится в США - то оказался прав на все 200%. Ну, на 150. Потому что кто у нас главный символ зла? США. А кто - символ чуть поменьше? Правильно, Израиль. (Ну и про другие капстраны забывать не будем. Но _основные "пинки" достаются таки США). Особо на нем там внимание не заостряется, просто упоминается, что, мол, израильские спецслужбы (как и американские), давно могли бы поймать Менгеле, но вот "почему-то" не желают. И, таким образом, на их совести - смерти тех людей, которые пытались "своими силами" отомстить Менгеле, но не преуспевали. Ну и общее место про сотрудничество "бывших нацистов" с американскими спецслужбами. С какового общего места было бы очень удобно перейти к разговору о шпионской повести, но о ней мы вчера уже поговорили, так что на закуску будет только одна цитата.

"Не знал Краус, что в составе армии США под крылышком военной разведки будет создан специальный отряд № 430 с задачей создать и стеречь «крысиную тропу» для нелегального бегства от ответственности бывших гитлеровцев. Не знал — иначе, быть может, и не принял бы яд, — что по той тропе уйдут для безбедной новой жизни в Соединенных Штатах Америки более десяти тысяч фашистских преступников, в числе которых и медики. Такие, как генерал Вальтер Шрайбер, занимавшийся у Гитлера подготовкой бактериологической войны, или изобретатель «душегубки» Вальтер Рауфф, и экспериментировавшие на узниках концлагерей «врачи» Шуман, Штругхольд, Руфф. Большинство из них будут спокойно продолжать за океаном свои исследования, начатые в лабораториях концлагерей."

PS. Времена переменились... Интересно, сейчас послесловия-предисловия так же популярны, как в советские времена, или нет? И что лучше - когда "под видом разговора о книге" говорят совсем не о ней или когда автор сам... не слишком далеко уходит от бичуемого явления?
silent_gluk: (Книги-классика)
С Ноллем вообще у меня как-то забавно получилось: о том, что в природе существует книга "Приключения Вернера Хольта", я знала очень давно (и вы, наверное, уже догадываетесь, откуда... Правильно, именно оттуда и). Прочесть книжку удалось лет так через 10. Еще через 10 лет я узнала, что в природе есть - на русском языке! - и вторая часть. И вот я ее прочла. Попутно выяснилось, nxj не исключено существование третьей части: «Образ пролетария Шнайдерайта для меня нов, - говорил Дитер Нолль, - возможно, он мне и не совсем удался. Но то, что я нашел его, меня радует. Для меня было ясно, что Вернер Хольт и новый персонаж не поймут друг друга. Этот конфликт, базирующийся в основном на классовых предрассудках Хольта, становится движущей пружиной романа. К концу второй книги Хольт сознает, что ненавидит Шнайдерайта, который всюду становится на его пути. В финале же _трилогии_ Хольт преодолеет в себе все, что ему мешает понять и принять Шнайдерайта».

Люди, кто немецкую литературу хорошо знает, - подскажите: третья часть в природе таки есть или нет?.. Вторая часть в русском переводе кончается тем, как Хольт уезжает учиться в университет.

Но это все было предисловие. Длинное.

А суть поста вот в чем.

Во-первых (это к вопросу об инфантилизации и т.д.) "капитально выносит мозг" (я не люблю сленга, но тут по-иному не скажешь!) разница между словами и действиями (примерно в половине случаев) персонажей - и их возрастом. Каждый раз, когда мне напоминают, что, вообще-то, главным героям 20 нет (за фозможным исключением Шнайдерайта) - я зависаю кверху лапками. Нет, я все понимаю, война и все такое... Но что тогда взрослели _так_ - что называется, этого я не знала. И на этом фоне "подростковые" действия воспринимаются как что-то крайне неуместное. Но потом вспоминаешь, что главным героям нет и 20... (далее см. чуть выше).

Во-вторых, количество философских диспутов и т.д. (чем-то это мне "Мартина Идена" напомнило... А кстати, а сколько это лет Мартину в начале книги было?). Впрочем, если учесть описываемые времена (и героев) - наверное, это в чем-то и уместно. А в чем-то... Ну ведь сам автор противопоставил "доклад на агитвечере" спектаклю - и ведь спектакль все поняли... А книга периодически сбивается на "доклад".

В-третьих, несколько "грузят" нападки на классиков и т.д. Просто мне упорно глючится, что этот этап был пройден где-то в 1920-е годы? Или он "привязан" не столько к годам как к таковым, сколько к "годам стоительства социализма"? Или это просто "возрастное"?...

Profile

silent_gluk: (Default)
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк

June 2017

M T W T F S S
    1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 2425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated June 24th, 2017 18:58
Powered by Dreamwidth Studios