silent_gluk: (Завис)
Кто-то когда-то сказал, что шпиону в СССР надо было бы быть писателем-фантастом: смотришь, что Главлит (или как там его) требует заменить - и делаешь выводы...

Но есть у меня чувство, что можно было бы и не фантастом. И даже не совсем писателем.

Хотя иногда "логика замены" (а главное, ее смысл) - ускользает от меня напрочь. Вот, например. Очерк о строительстве Магнитки, о встрече автора (которого?... не знаю, но тут это и не важно) с Орджоникидзе, о некоторых бытовых недостатках...

Чаепитие в "семейном бараке", в ходе которого вскрываются некоторые недостатки снабжения.

"- Я не в счет. Сутки дежурю, двое разъезжаю по окрестным базарам на попутных машинах. Работа у меня такая удобная. Сливочное масло, творог я купила в станице Магнитной. Мед - в _башкирском селе Финьшампенуаз_. Варенье и яйца в городе Верхнеуральске, это шестьдесят километров от нас. А ребята работают каждый день, да еще по две смены кряду. Им ездить по базарам некогда. Я спрашиваю: почему в сельском магазине станицы Магнитной сливочное масло есть? Почему в Верхнеуральске, где тюрьма самая большая достопримечательность города, есть и яйца, и варенье, а в магнитогорском орсе ничего, кроме конфет-подушечек, которые руби топором, не разрубишь."

Кажется, все нормально - кроме какого-то уж очень странного названия села? И таки да, Финьшампенуаз Гуглу неизвестен. Зато известно - Фершампенуаз, как раз в тех краях, казачий поселок...

Так вот, в честь чего казачий поселок стал башкирским, а Фершампенуаз - Финьшампенуазом?..

Или я глобально не права, и когда-то в тех краях был и башкирский поселок Финьшампенуаз?...
silent_gluk: (Завис)
Как известно, по легенде изначально слово "кенгуру" означало вовсе не этих прыгающих животных, а "не понимаю". ("Берет он с собой взвод казаков – лихое войско, черт его побери… Что? Не правда?.. Берет он переводчика и едет. Попадает в деревню. «Как название?» Переводчик молчит. «А ну-ка, ребятушки!» Казаки его сейчас нагайками. Переводчик говорит: «Бутунду». А «бутунду» по-китайски значит: «не понимаю». «Ага, заговорил, сукин сын!» И полковник пишет на кроки: «Деревня Бутунду». Опять едут – опять деревня. «Название?»
- «Бутунду». – «Как? Еще Бутунду?» – «Бутунду». Полковник опять пишет: «Бутунду». Так он десять деревень назвал «Бутунду», и вышел он, как у Чехова: «Хоть ты, говорит, – Иванов седьмой, а все-таки дурак!»)

Так вот, кенгуру...

Есть (был?) такой журналист - С.Нариньяни. Писал очерки, рассказы, фельетоны в газеты. Потом часть этих произведений издали в книжке. Несколько книг у него выходило. И в двух из них был фельетон "Деревянное сердце".

В первой, "Рядом с нами", все было просто и понятно. Фельетон и фельетон, с моралью - так с моралью...

А вот во второй, "Со спичкой вокруг солнца", начались непонятки. Фельетон был несколько изменен (что нормально) и помещен в раздел "Фельетон о фельетоне" (где говорилось о том, что вошедшие в данный раздел произведения были изложены на неком семинаре фельетонистов различными людьми, а записаны - уже много позже, самим С.Нариньяни), которому было предпослано следующее "нечто":

Вместо-1,2 )

Правда, было там и нечто типа послесловия. Где автор всего сборника назывался "полуавтором" рассказов, вошедших в "Фельетон о фельетоне".

Вместо-3,4 )

Так вот, во втором случае утверждается, что "Деревянное сердце" написано Анрд.Кикиным:

"Не успел Владимир Бабушкин кончить рассказ, как вверх поднялась чья-то рука.
- Прошу слова.
- А вы о чем собираетесь говорить? - спросила Вал. Одинцова.
- О том же. О редакторах и фельетонистах.
- А не хватит ли? Два вечера говорили мы на эту тему и установили: хорошо, когда фельетоны пишутся человеком талантливым и добросовестным. И плохо, когда перо оказывается в легкомысленных руках. И еще мы установили: хорошо, когда редакцию, в которой работает талантливый, добросовестный фельетонист, возглавляет талантливый, добросовестный редактор. Разговор у нас был полезный, поучительный, но все больше по поводу фельетонов. А не пришло ли время изменить тему наших рассказов? Говорить не по поводу, а о самом фельетоне? Его силе...
- Вызов принимается! - крикнул Андр. Кикин. - У меня есть свежий пример на эту тему. Если позволите...
Но тут к столу подошел директор кафе, и мы поняли, что буфетчицам и подавальщицам пора домой.
- До завтра, - сказал Андр. Кикин.
- До завтра.
А завтра, после утренних занятий, когда мы, отобедав, снова сдвинули столы, Андр. Кикин начал свой рассказ так:"

Деревянное сердце )

И я вот теперь никак не пойму: то ли первое "Деревянное сердце" было написано... "не совсем Нариньяни", то ли в "Фельетоне о фельетоне" все истории принадлежат тому же Нариньяни?..
silent_gluk: (Завис)
Советские книги читать очень, очень глючно! А еще глючнее - разглядывать старые карикатуры. Но с карикатурами у меня в последнее время большие проблемы, так что картинки успешно заменяются чтением советских фельетонов.

Они так мило показывают жизнь при советском строе... (в смысле что мило показывают, а не жизнь милая). И вот читаешь - и видишь, как изменилась жизнь. И то, что в художественной литературе казалось еще терпимым: ну, пусть несвобода и отсутствие privacy, но какие рядом прекрасные люди! (я, конечно, утрирую) - в фельетоне предстает, так сказать, "во весь рост". Я, конечно, понимаю, что это специфическая "фишка" фельетонов. Ну кто будет писать фельетон - о хороших людях?.. Но результат - теперь - вот такой неожиданный.

Если бы меня спросили: вот _что_ меня больше всего напрягает в советском обществе как я его вижу из фельетонов, - я бы сказала: активность общественности. Когда всякий считает, что уж он-то знает, как ты должен вести себя, одеваться и т.д. Причем заинтересоваться и в случае "случайного разглашения конфиденциальных сведений" (письмо попало не по тому адресу, скажем). С другой стороны, в случае с фельетонами, конечно, понятно, что общественность (в лице автора) права, а объект ее внимания - нет. С третьей стороны, есть, кажется два подхода: "у нас зря не сажают" (т.е. общественность интересуется только тем, кем следует) и "посадить можно всякого" (т.е. заинтересоваться может всяким). Неоднократно воспетые бабушки_на_скамейках, кажется, подтверждают вероятность второго варианта.

И еще, вот очень мне интересно: в фельетонах указывается ФИО героев. Они (ФИО) настоящие или нет?..

Кстати о бабочках: осознала, что как-то не очень понимаю, чем фельетон отличается от очерка и рассказа?..
silent_gluk: (Default)
В советской литературе одной из "меток" отрицательного персонажа было стремление тем или иным способом "зацепиться" в столице, получить там прописку и/или не лишиться ее. Этой теме посвящено множество фельетонов (возьмем того же Нариньяни: "Через край", "Глазунья с кляксами"), упоминается она и в художественных произведениях (у того же Лазутина, к примеру). Положительный же герой, соответственно, радостно едет "поднимать периферию". Но окружающими это воспринималось чуть ли не как подвиг: как же, от удобств жизни в столице - куда-то "в глушь".
А сейчас чуть ли не хорошим тоном считается "пнуть столицу" - мол, и зажралась она, и бездуховная... у "советских деревенщиков" что-то такое проскальзывало, но исподволь. И они-то противопоставляли Город и Деревню, в то время как сейчас - Столицу и Провинцию...
silent_gluk: (Default)
Конечно, выборка нерепрезентативна - ибо рассматриваю только книгу Нариньяни ("Рядом с нами". - М.: Правда, 1958).
Но забавно!
Итак, они:
- о выпускнице вуза, очень хотевшей остаться в Москве, а не ехать в Саратов
Глазунья с кляксами )
- о "зазнавшихся выдвиженцах"
Человек в курсе )
О хулиганах
Укрощение строптивых )
Морали в этом всем нет - но забавно, что "примет времени" (казалось бы, 1945 год - война либо только-только закончилась, либо еще идет... Как же о ней не упомянуть? А вот так!) особых вроде бы и нет...
silent_gluk: (Default)
Читаю я все еще фельетоны С.Нариньяни ("Рядом с нами" - М.: Правда, 1958). И нахожу там фельетон "Попрыгунья". Он - под катом.
Попрыгунья )
И вспоминается мне эпизод из книги Ф.Вигдоровой "Это мой дом" (1957)
Он тоже под катом - ибо довольно длинный.
Вигдорова )
Нариманов... Нариньяни... Похоже ведь!
И вот вопрос: имела ли Ф.Вигдорова в виду именно этот фельетон? Или оба отрывка восходят к какому-то третьему событию?
silent_gluk: (Default)
Читаю сейчас сборник фельетонов С.Нариньяни - и думает меня следующая мысль. "Завязкой" для нескольких фельетонов там служит следующая ситуация: письмо попадает не тому, кому оно адресовано (а в письме отправитель "раскрывает свою подлую сущность"), получатель письмо "по ошибке" прочитывает, исполняется праведного гнева - и несет письмо в редакцию.
При этом отметим, что об уголовных преступлениях речь в письме не идет - только "против морали" (вот цитата: "Все было гнусно в этом письме, и особенно гнусно было то, что адресовалось оно матери. Сын В. К. Жуковой действовал, руководствуясь только одним правилом: раз это мне выгодно, то чего же стесняться! И он, не стесняясь, подсчитывал в своем письме, сколько рублей и копеек экономит он ежедневно, заставляя любящую его девушку платить не только за пиво, но и за папиросы, за билеты в кино, театр.")
А у меня вот вопрос: а насколько этично такое поведение получателя?... Одно дело - получить адресованное не тебе письмо (со всяким бывает), другое - его прочесть (ладно, тут тоже вполне возможны "действия по ошибке"). Но разглашать содержание чужого письма?...

Profile

silent_gluk: (Default)
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк

June 2017

M T W T F S S
    1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 282930  

Syndicate

RSS Atom

Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated June 28th, 2017 21:02
Powered by Dreamwidth Studios