silent_gluk: (pic#4742425)
Когда в советские детективы и - особенно - в шпионские романы начала проникать идея достойного (в т.ч. в моральном плане) врага?.. Я понимаю, что без сотрудничества с нацистами никуда... Хотя... а знаете... в "Деле пестрых" его нет!.. Удивительное рядом, да. Ну так к теме: даже в "Деле пестрых" врага _достойным_ назвать нельзя ну никак - вы только посмотрите на описание что Папаши, что Пита. Хитрый - да, опасный - да. Но достойный (или хотя бы такой, которому автор позволяет сохранить чувство собственного достоинства) - увы.

В сущности, если так подумать, я помню только одно произведение с такими противниками - цикл про Тульева (Шмелев и Востоков). Ладно сам Тульев перековался, значит, должен был быть на это способен, значит, окончательным подлецом он быть не мог. Но даже Брокман и Линда Николаевна... Да и Себастьян (хотя он все же меньше) с Монахом.

Но чаще, кажется, противникам отказывали даже в уме (ум и хитрость - это ведь не совсем одно и то же)...

Гм, а не отсюда ли, в т.ч., растут ноги и у "ну тупые"?.. Детектив - все-таки жанр массовый, а к тому же еще и подростковый - т.е. определенное отношение закладывалось почти с детства...
silent_gluk: (pic#4742471)
Собственно, сабж. Сколько я там последние два десятка страниц мучила? Две недели, три?..

В последнее время совсем утратила возможность читать про допрос шпионов. Поимка - еще куда ни шло, а вот допрос... По идее, такое описание должно вызывать дополнительное омерзение к персонажам, и таки вызывает, только вот у меня почему-то не то к тексту, не то к автору...

Но сейчас я не о том.

Вот есть в "Над Тиссой" такая сцена, когда подручного резидента положительные герои (собственно, контрразведчики) напоили, вытащили у него из кармана записную книжку, где он записывал заказанные резидентом данные...

Проблема в том, что мне казалось, что "грабить пьяных - самое неквалифицированное дело", или как там высказался Зароков... Да, в "Ошибке резидента" тоже есть аналогичная сцена, но там-то как раз обыскивает - герой отрицательный. С другой стороны, можно вспомнить историю с Брокманом, там даже не алкоголь, там что-то типа снотворного.

Но, в общем, моих отношений с Авдеенко это не упростило.
silent_gluk: (pic#4742416)
У Авдеенко, в "Над Тиссой", пойманный шпион предлагает переправить его обратно. Мол, он достигнет определенного положения в разведцентре и будет исправно снабжать "новых хозяев" информацией.

То есть примерно та же схема, что была реализована у Шмелева с Востоковым...

Неужели все же время написания играет _такую_ роль???
silent_gluk: (pic#4742421)
Есть ли хоть один советский шпионский роман (повесть), где бы авторы обошлись без "звериной тематики" (без сравнений шпиона с животным, зверем и т.д.; сравнение это может быть и не прямым, но оно наверняка будет).

Надо посмотреть "Ошибку резидента" и линию Тульева. Брокмана-то с животным точно сравнивают, я помню. Но, с другой стороны, Тульева можно считать положительным героем, так что отсутствие этого сравнения может просто указывать на его шанс исправиться (в отличие от, скажем, Акулова, Брокмана и т.д.).
silent_gluk: (pic#4742426)
...в советских шпионских романах, так это то,что шпионы... не умеют просчитывать последствия своих действий, что ли... Нет, не совсем то. Они могут разрабатывать и проводить довольно сложные операции, это не вопрос.

Но вот шпиона поймали. Он немедленно начинает всех выдавать и "рассказывать, за чьи деньги подкладывал мину в двигатель звездолета". Что ж, тоже вариант поведения - чистосердечное раскаяние, сотрудничество со следствием... Правда, насчет чистосердечного раскаяния лично у меня чаще всего особо крупные сомнения, ну да ладно. Но, выкладывая это все, он же не может не осознавать, что делает гадость своим "хозяевам". Может искренне полагать, что так им и надо, но это вопрос другой. Но при этом он же надеется, что его обменяют или иным способом вытащат - те самые свежезаложенные "хозяева". У которых, по идее, даже появись такая возможность, должен немедленно же появиться и вопрос: а надо ли нам вытаскивать этого разговорчивого?.. Заслужил ли он помощь? Или имеет ли он хоть какие-то шансы пригодиться нам в дальнейшем???

И, что характерно, даже рассчитывая на эту помощь, пойманный шпион не думает ничего типа "да, я их заложил, но не могут же они меня бросить!" - нет, он спокойно рассчитывает на помощь, как будто "ничего не было".

Сопоставить эти истории с историей пойманного шпиона, который на следствии молчал, не могу - по причине незнакомства с последней. Вот чего мне в советских шпионских романах не встречалось, так это _такого_ поведения. А жаль. В какой-то степени к нему приблизился Брокман ("* резидента"), но там эксперимент нечистый - о Брокмане и его хозяевах и так все известно.
silent_gluk: (Любопытное)
У Шмелева и Востокова в "* Резидента" есть такой персонаж, Кока Ступин (тьфу, то есть Казин, спасибо за указание на ошибку [livejournal.com profile] tiomkin). Практически полностью отрицательный герой, хорошего о нем не сказано ничего. "Честные люди, соприкасаясь с таким экземпляром, испытывают чувство глубокого омерзения, но все же именно оттого, что они честные и порядочные, бессознательно порой ищут ему хоть какое-нибудь оправдание, высказывая классическое «ведь не всегда же он был таким»… И тут уместно предположить: а может, всегда?"

Мол, постоянно предает тех, с кем его сводила судьба (юнкеров, отца, анархистов, друга и т.д.).

И есть в его биографии такой момент: "Промежуток между 1938 и 1959 годами пуст по части измен. Надо лишь отметить, что в этот период Кока сильно разбогател на подпольных махинациях с иконами, золотыми монетами царской чеканки, брильянтами и, наконец, валютой." (В 1959 он познакомился с иностранным дипломатом-шпионом, и результат этого знакомства был понятен и предсказуем. Во всех смыслах.)

Вот интересно, о чем именно этот пассаж должен говорить? Почему, допустим, Кока не связался с нацистами? Не было возможности? Побоялся? Понял их бесперспективность?.. Но то только года 3-4. А что 1938-1941 и 1944-1959?..

PS. А еще вот интересно, "протоколы допроса Тульева":

"Марков. На прошлом допросе вы говорили о ряде известных вам американских школ по подготовке агентуры, забрасываемой на территорию стран народной демократии и в Советский Союз. Тогда же вы упомянули о существовании специальной школы по подготовке разведчиков, расположенной в Гармиш-Партенкирхене. Расскажите, что вы знаете об этой школе?
Надежда. Американская разведка широко использует территорию Западной Германии для подготовки не только своей агентуры, забрасываемой в страны народной демократии и в Советский Союз, но и для подготовки легальных разведчиков. Для этих целей она создала разветвленную сеть специальных школ. Одна из них, готовящая легальных разведчиков, именуется школой языковой подготовки. Она находится в Гармиш-Партенкирхене." (и проч.)

Так вот, эти протоколы не являются ли отсылкой на (или вообще цитатой из) какую-нибудь "популярно-политологическую литературу", на примерах объясняющую, как "США вмешиваются в дела СССР во всем мире"?.. В свое время такого рода книги издавались довольно массово. (Но зачем так подробно?.. Идея понятна вообще из истории с разведцентром).
silent_gluk: (Default)
Есть 2 "ответвления" шпионских романов. Первое - это когда шпионы очень "высокотехнологичны" (тот же "Синий Тарантул" Ланина). Не менее высокотехнологичны (что не удивительно) и их противники. Второе - когда практически никаких хитроумных приспособлений в поле зрения не оказывается (те же Шмелев с Востоковым).

И вот любопытно: можно ли эти два ответвления привязать к чему-нибудь еще? Например, ко времени написания? Или близости к НФ? Или просто кому из авторов что больше нравилось - тот то и писал?

PS. Первое ответвление можно было бы, кажется, сравнить с "бондианой" (особенно той, что в фильмах, в книгах оно не так ярко выражено, хотя, конечно, есть и там). Но "бондиана" она еще и "чуть-чуть пародийна", а вот как с этим в советских шпионских романах - не знаю. У Горпожакса, пожалуй, всякие технические штучки если и упоминаются - то не в "советских" главах, у Сидельникова их и нет... А насчет пародийности Ланина - у меня до сих пор непонятки.
silent_gluk: (Любопытное)
"—    Взгляни, Вадим, какова река! — говорил Будин. — Живёшь здесь, а на катере, видно, ночью не ездил, — и он раскрыл коробку с мармеладом. — Угощайся! Померанцевый, из Москвы.
С этими словами Будин кинул в рот кусок мармелада. Взял мармелад и Нежин. Конечно, он не знал, что быстро опьянеет от подмешанного в сладости снадобья."

и

"Ему налили в большую фаянсовую кружку кипятку из самовара, а Нина предложила взять из жестяной банки пакетик для разовой заварки. Она распечатала опоясанную бумажной лентой коробку с мармеладом. [...] Знакомый ветерок опасности дунул ему в лицо. На плохой сон он никогда не жаловался, но спать так крепко, чтобы не услышать, как у тебя из-под головы вынимают подушку, – на это он способен не был.
Неужели та сероглазая дала ему в мармеладе снотворное? Значит, он давно на крючке? И ему таким способом дают понять, что его намерения относительно квартиры Нестеровых известны?"

Первая цитата - это опять Ланин, вторая - не менее любимым Шмелеву с Востоковым.

Интересно, почему именно мармелад?

PS. А вот у Тарасова-Родионова фигурирует шоколад. Правда, не отравленный. То есть отравленный, но в переносном смысле. Кстати, давно хочу посмотреть, написал ли Тарасов-Родионов что-нибудь, кроме "Шоколада". И можно ли это читать.
silent_gluk: (Летучие люди)
У Шмелева с Востоковым меня много чего удивляет. Кажется, вопрос с Борковым и больницей мы как-то уже обсуждали.

А теперь у меня следующая мысль появилась.

Вот такой отрывок:

"Итак, теперь ясно, что ему предстоит. Жизнь вне времени в обесцвеченной музыкальной шкатулке и причудливо расцвеченная пища. Это могли придумать только люди с воображением параноика."

Почему параноика?.. Параноик, как мне кажется, скорее бы заморочился проверкой Синицына. Ну или даже заморачиваться бы не стал - и так ведь всем ясно, что чекист. Мои исключительно смутные представления о психиатрии подсказывают, что "музыкальную шкатулку" скорее придумал бы шизофреник (если брать те диагнозы, что "не слуху"). А может, вообще человек под наркотиками (ЛСД?).

Но, может быть, мои представления ошибочны?

PS. 60-е годы... Кажется, тогда были популярны всякие эксперименты с сознанием?..
silent_gluk: (Удивительное)
Помните синий злак во "Втором нашествии марсиан"? И синий хлеб? (А также синюховку).

А вот из "Ошибки резидента": "Пластмассовый козырек, прикрывавший снаружи широкий вырез в двери, был откинут. На Павла смотрели спокойные глаза. Они исчезли, и в вырез вдвинулось нечто похожее на поднос. Павел вскочил, подошел и принял поднос из гибкого белого пластика. Он был голоден и обрадовался, что его собрались покормить, но содержимое подноса мало походило на съедобное. Со странным чувством глядел Павел на синюю булочку и на четыре синие сосиски. Поставив поднос на полку, он разломил булочку. Она была и внутри ядовитого синего цвета. Он отломил кусок, пожевал – по вкусу булочка была выпечена из нормальной белой муки. Пресновата немного, но есть можно. Сосиски тоже имели нормальный вкус. Но цвет, цвет…"

Есть ли в этой истории мораль???

PS. А что у нас с датами? "Второе нашествие марсиан" - 1968 публикация, 1966 - написана.

"Ошибка резидента" - публикация в 1966 и далее. Гм.
silent_gluk: (Любопытное)
Да, это заразно!..

При очередном перечитывании "* резидента" мне вдруг подумалось: а интересно, _кто_ послал то, самое первое сообщение советским контрразведчикам?.. Не было ли это очередным ходом в борьбе Себастьяна и Монаха?..

Забавно, что Зароков не задается вопросом, "что его сгубило".

PS. Кстати, а не является ли"* резидента" исключением еще по одному параметру? Там ведь контрразведчики "знают все" заранее, они не ищут шпиона среди всего населения СССР...

И кстати еще раз - любопытно, кто был "предшественником Тульева"? Не автором письма, а источником тех самых "других каналов", по которым было получено _подтверждение_ письма. Сам он этим вопросом не задается.

Да и я задалась на очень не первом прочтении.
silent_gluk: (Удивительное (глазки))
Любимая трилогия "про резидента" Шмелева и Востокова на общем фоне советских шпионских романов выделяется еще и удивительно малым количеством "сравнений со зверем", характерных для описаний шпионов/диверсантов в прочих романах.

Тульева - так ни разу не сравнивают вообще (намек на то, что "он все-таки хороший"?), Дембовича - один раз, и то с очень большой натяжкой. Правда, отыгрываются на Брокмане, португальских наемниках и, возможно, на том дипломате.

Любопытно с этой точки зрения было бы перечитать какие-нибудь другие шпионские романы: ведь мотив "считали NN шпионом, а он оказался честным человеком" (или наоборот: "считали честным, а он - шпион!") достаточно распространен. Вот как в таких случаях со "звериными мотивами"?
silent_gluk: (Книги-приключения)
Советские шпионские романы таят в себе много разных сюрпризов. Вот, например, та же, нежно мною любимая "* резидента".

У нас был двухтомник: "Ошибка резидента" и "Возвращение резидента", 1990 года издания. В первый том входили собственно "Ошибка резидента" и "С открытыми картами". Жил он, надеюсь, счастливо, периодически перечитывался...

И на встречающиеся на Алибе три части я особого внимания не обращала: ну, три так три, могли ведь две части не объединить под одним переплетом...

Каково же было мое удивление, когда я выяснила, что, по крайней мере, первые издания трилогии довольно-таки заметно отличаются от двухтомника. Не сюжетом, но... количеством морали и, как бы это сказать... не то что "глубиной раскрытия характеров", но "подробностью раскрытия", что ли. И вообще некоторые описания куда подробнее. И более... "оживленно написаны", что ли.

Например: "Бумага и продолговатый конверт заграничного производства, адрес написан так, как принято в западных странах: сначала учреждение, затем город и страна. Стиль и почерк могли принадлежать человеку, который давно начал забывать русский язык или, наоборот, недавно взялся за его изучение. Опущено письмо в Москве, но все признаки говорили за то, что его отправитель иностранец." и "Письмо составлено не по лучшим образцам изящной словесности, но достаточно серьезно по смыслу, и необходимо точно определить свое отношение к нему.
Более или менее уверенно утверждать можно было лишь одно: анонимный корреспондент – иностранец. Бумага письма и продолговатый конверт – заграничного производства. Адрес на конверте написан так, как принято на Западе: сначала учреждение, затем город и страна. Стиль и почерк могли принадлежать человеку, который начал забывать русский язык или, наоборот, недавно взялся за его изучение. На почтовом штемпеле стояло: «20.4.1961. Москва».
Кто он этот «Ваш друг», бросивший в один из почтовых ящиков столицы продолговатый узенький конверт голубого цвета? Об этом можно было только гадать, а меж тем требовалось принять решение и действовать.
Генерал нажал кнопку звонка. Вошел дежурный.
– Поторопите Владимира Гавриловича.
– Слушаюсь.
Генерал встал с кресла, подошел к столику в углу, вылил в стакан из давно откупоренной бутылки остатки выдохшегося боржома. Сделав большой глоток, он поставил стакан, вернулся к столу и рассеянно скользнул взглядом по неровным строчкам письма.
«Имею честь сообщить».
Вчера они с полковником Марковым обсуждали это загадочное письмо. Конечно, очень жаль, что автор предпочел остаться неизвестным. Но что поделаешь, на это у него, вероятно, были свои соображения.
Сергеев и Марков сошлись в конце концов на том, что оставить безымянное письмо без внимания было бы несправедливо. Они договорились, что Владимир Гаврилович Марков по возможности быстро перепроверит достоверность сообщаемых анонимом данных и в случае, если они хотя бы частично подтвердятся, разработает план действий. Вот почему генерал с таким нетерпением ждал полковника.
Наконец Марков явился. Высокий, слегка сутулящийся, он был в военной форме. На груди – три ряда орденских планок."

А что до морали... Давайте я вам приведу две цитаты.

Две длинные цитаты )

И если "оживленность" можно еще отнести на счет 1960-х годов (мол, тогда _так_ было модно писать), то неужели "резонерство" - проявление более поздней моды? Или уже ее осмысление?..
silent_gluk: (Книги-приключения)
Особенно третья часть.

Классическая ведь схема _детских_ (ну, или подростковых) шпионских романов. Детских или подростковых - потому, что основная роль в задержании шпионов принадлежит не "компетентным органам", а детям/подросткам. В "советском варианте", правда, скорее будет не "основная роль", но хотя бы "значительная". Или "хоть какая-то". Ср., с этой точки зрения, скажем, "Тайну Стонущей пещеры" или "Акваланги на дне" с произведениями Овалова или Шмелева с Востоковым...

Опять же, тема "раскаявшегося помощника" (ср. Никке с Вайолет из "Секретного оружия" хотя бы).

А что меня удивило - так это то, что мало того, что не делается акцента на национальности/гражданстве Петерса. Лишь мельком дается понять, что он - не швед (или, по крайней мере, работает на какое-то другое государство; ну да, логично, иначе бы он не был шпионом... но это проговаривается и "впрямую" - см. иностранный акцент летчика). Или из его имени (Вальтер Сигфрид Станиславус Петерс) и так понятна национальность? С другой стороны, кто сказал, что это - его настоящее имя?

В советских шпионских детективах национальность/гражданство шпионов либо указывается прямо ("Там, в пещере, Смайк… Американец."), либо дается намеками, но уж _очень_ прозрачными...

И еще, пожалуй, в советском шпионском романе меньше внимания было бы уделено _игре_ и больше - "социальной активности" (хотя и детской). С другой стороны, наверное, шпиону куда обиднее попасться из-за детской игры...
silent_gluk: (Книги-приключения)
И поняла, что _шпионских_ романов, где действие происходит в мирное время (ну, если не учитывать "холодную войну"), я знаю много (то есть про иностранных шпионов в СССР). А вот в романах про советских разведчиков - в известных мне романах - действие происходит только во Вторую мировую войну. (И работают они все против Германии). Есть, конечно, Дольд-Михайлик и Семенов, но, как мне кажется, сначала были романы про разведчиков в нацистской Германии, а только потом - все сиквелы и приквелы.

"Разведчицкая" (в противоположность "шпионской") линия бывает и в шпионских романах (в той же "Ошибке резидента", у того же Цацулина... кто там еще есть?) - и там действие происходит вполне себе в мирное время.

А вот самостоятельных романов про разведчиков (действующих в мирное время; в конце концов, шпионы же действуют!) - я что-то не припоминаю.

И вот вопрос: это _я_ так плохо знаю литературу или действительно был некий... перекос?

PS. Уезжаю на игру. Пожелайте мне удачи! Вернусь - расскажу. Самый интересный вопрос на данный момент (помимо местонахождения красивого бисерного пояса) - а могу ли я играть в принципе?! (И что я забыла взять, да...)

PPS. Покормите, пожалуйста, пока меня не будет, Брыску - http://rebutovo.ru/bonus/index.php?z=31304 . Спасибо!
silent_gluk: (Книги-приключения)
...Что этот раз будет последним - увы, обещать не могу. Ну, циклический я сюжет, циклический!...

Забавно, что в советских шпионских романах (послевоенных, по крайней мере) очень четко проводится линия "плохи не нации, плохи классы" (ну и страны, где эксплуататорские классы находятся у власти... вот если бы там рабочие и крестьяне пришли к власти - как было бы хорошо...).

В этих романах регулярно мелькает образ раскаявшегося... кого-нибудь. Если не самого шпиона, потенциального главгада (ну, теперь он, конечно, уже никак не главгад!) - Шмелев с Востоковым, в какой-то степени - "Букет алых роз", то кого-нибудь из его... "отечественных" (в смысле что соотечественных - для него, для читателей же, соответственно, иностранных) помощников - "Секретное оружие", "Атомная крепость", опять же... Причем в последнем случае часто оказывется, что помощников "использовали вслепую", а как только они поняли, что что-то тут не то... Кстати о понявших: еще один тип раскаявшихся - стиляги и т.д. (уже советские), которые хоть и ведут себя не совсем по-советски, но в душе-то они "наши, правильные"! И после беседы с кем Положено проявляют вполне себе патриотизм...

Так, это было о нациях. Теперь - о классах. В тех (кстати говоря, не слишком частых) случаях, когда мы видим "коренного" иностранца-шпиона (не "перемещенное лицо", не "белоэмигранта" - между прочим, даже в тех случаях, когда шпион - выходец из России, он зачастую оказывается из "эксплуататоров" - если не прямо из них, то, по крайней мере, из "эксплуататорской" семьи - тот же Зароков, герой "Опасного маршрута", Карел Грончак из "Над Тиссой"...), то подчеркивается, что он, по крайней мере, из _зажиточной_ семьи (и весьма озабочен накоплением денег): "Пятнадцать лет назад полковник Франклин Кларк определил своего единственного сына в один из секретных американских колледжей, готовивших высококвалифицированные кадры разведчиков." (и "Пусть сейчас по его пятам неотступно следует смерть, но зато потом, через пять-шесть лет, крупный счет в банке, полковничьи погоны, собственная вилла, роскошный «лимузин», выгодная женитьба на дочери какого-нибудь государственного сановника или денежного туза – и неоспоримое право свысока смотреть на тех, кто сейчас сам смотрит на него так."), "Родился он в Лос-Анджелесе, в респектабельной и обеспеченной семье."

Ну а уж о связи спецслужб (и "правящих кругов") Запада с нацистами - я тихо молчу...

PS. Это юбилейная, тысячная запись. Правда, глючно?..
silent_gluk: (Книги-приключения)
В одном проповедуется «всеобщая бдительность», причем «бдительность активная». Мол, смотри вокруг, как только заметишь что-то подозрительное – немедленно сообщи Куда Следует. И продолжай бдить. Вот, например, у Цацулина (да, я именно его читаю!):

Цитаты )

Другой же тип... Изображенный в нем образ мышления «среднего человека» принципиально иной: о шпионах и т.д. он, «средний человек», не думает и не заморачивается ими до «момента Х». По умолчанию – все люди хороши и да, интересны, но интересны как личности (ну, или не интересны), но не как особи, совершающие «подозрительные действия» (понимаете мысль?). Ну вот как у того же Овалова, скажем... Галина не замечает, что ее спутник занимается чем-то неблаговидным. И не только потому, что он умело маскируется, но и потому, что в ее картине мира шпионам и т.д. просто нет места. Или, допустим, Леночка – она не может заподозрить в «капитане Королеве» шпиона потому, что мир, где есть шпионы и т.д, предельно от нее далек. Ну, об «Ошибке резидента» в этой связи тоже можно вспомнить.

Т.е. в первом типе, можно сказать, изображается противостояние вражеской спецслужбы и Всего Советского
Народа, во втором же – вражеской и отечественной спецслужб.

Не уверена, можно ли связывать эти два типа с «идеологией осажденной крепости» (первый очень похож на ее проявление, а вот второй – не очень; но ведь эта идеология никуда не девалась чуть ли не до конца СССР; о том, что с ней стало сейчас – не будем) или, скажем, с «дооттепельными» временами, «оттепелью» и «застоем» (в первую очередь потому, что не знаю, когда была написана «Атомная крепость» - а в Интернете не могу посмотреть, потому что сижу без него; хотя... «Энциклопедия фантастики» - вам повезет!»: первая часть – 1958, вторая часть – 1974; если гипотеза верна, то эти две части должны довольно сильно различаться, вот дочитаю и узнаю).

Итак, что у нас с датами: «Атомная крепость» - 1958, «Когда город спит» - 1956 (публикация), «Секретное оружие» и «Букет алых роз» - точно не скажу, но, по-моему, все же времена «оттепели», «Ошибка резидента» - не знаю, но точно не «до оттепели».

Еще примеры нужны.

С другой стороны, вот тот же Адамов, «Изгнание владыки» (не позже 1946 года... а, вот: 1938-1942), а шпионами там занимаются именно те, «кому положено» (Ирина и пр. не видят в каждом встречном и поперечном шпиона), и его же «Тайна двух океанов» (то же самое; причем очень забавно сопоставить с фильмом; книга – 1938, про фильм не знаю; так вот, в фильме «общей подозрительности» куда больше). Или вот, скажем, «Судьба барабанщика».

Получается, что надо выделить еще «довоенные шпионские романы»? Которые по некоторым параметрам близки к «оттепельным»? Забавно. Но, опять же, мало примеров...

PS. Мироощущение, описанное в вышеупомянутом первом типе, меня «напрягает». Хотя читать забавно.
silent_gluk: (Книги-приключения)
Вот интересно - могут ли советские шпионские романы считаться таким "пособием по советской внешней политике для чайников"?... (И вообще шпионские романы - по соответствующей внешней политике).

По крайней мере, кто враг, а кто друг (хотя с последним хуже) по "официальной версии" из них, кажется, узнать можно. Перед Второй мировой войной это были в основном японцы (Адамов, "Тайна двух океанов", скажем) или "нечто капиталистическое" (хотя фамилия чаще всего оказывалась английской - он же - "Изгнание владыки", опять же Овалов... но на страну в этом случае прямо не указывалось. Интересно, в виду все же имелись Великобритания или США?). Французских, скажем, или итальянских шпионов я что-то не припоминаю; немецких - кажется, тоже... Ну, были еще белогвардейские, да.

В войну - по понятным прицинам - шпионы немецкие. А были ли японские? (не в реальности, я имею в виду, а в литературе).

После войны - "интернационал" (с явным преобладанием русских, ранее работавших на нацистские спецслужбы, и бывших нацистов) под "чутким руководством" ЦРУ (то есть США) (Шмелев с Востоковым, тот же Овалов, Авдеенко...)

Вот интересно - если бы существовал детектив, написанный в краткий промежуток между концом Второй мировой и началом холодной войны - кто бы был "главгадом"?...

Profile

silent_gluk: (Default)
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк

June 2017

M T W T F S S
    1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated June 23rd, 2017 03:15
Powered by Dreamwidth Studios