silent_gluk: (pic#4742421)
В неоднократно поминавшемся здесь романе О.Сидельникова упоминаются шефы главного антагониста. На момент действия романа расположены они явно в США (индейское имя поселения, живший недалеко Джек Лондон и т.д.). Но в то же время упоминается, что один из этих шефов в 1919 году _работал_ в Советском Туркестане.

Тем регионом в тот период (и не только) активно интересовалась Великобритания. США же, насколько я помню, придерживались скорее политики изоляционизма.

Так вот, вопрос: автор имел в виду, что "шеф" сменил хозяев (интересно, почему?)? Или "Океания всегда воевала с Ост-Азией", а США всегда были врагом?
silent_gluk: (pic#4742423)
Уже и не упомню, где я прочитала о сабжевой книге. Вероятно, ее там рекомендовали как нечто шпионское. А поскольку я такое люблю - взяла и прочитала (у меня издание 1962 года).

Ну что можно сказать?.. По сути дела, это не шпионский роман - шпионское там сильно на заднем плане (и вообще вне кадра и в паре строчек), а детектив. Началось все с расследования магазинной кражи, продолжилось расследованием убийства. И все это на фоне лирической линии: активистка-комсомолка versus давняя (которая была давно) любовь, сестра школьного друга, конфликты, недоразумения и проч. (побеждает комсомолка, у давней любви шансов не было: и семья... _нехорошая_, и она ж верила клевете на друга... Хотя, конечно, она Ирина - в противоположность брату, Радию... кто из них менее положительный герой, сами догадываетесь).

Ну и "педагогическая" линия, работа с молодежью, борьба с вовлечением подростков в преступную деятельность и все такое.

Любопытна трактовка связи шпионов и уголовников: шпионы тут не просто используют уже сложившуюся уголовную сеть (как в "Деле пестрых", к примеру), а именно что инспирируют ее деятельность ("моральная диверсия", как выражался герой другой книжки). Впрочем, уголовники об этом не в курсе:

"Предположение Девятова о связи с заграницей, видимо, подтвердилось. Теперь на очной ставке с Бабкиным и другими он волей-неволей заговорит. Не любят уголовники этих продажных шкур. Вот, кажется, в ином ничего человеческого не осталось, а все же где-то в глубине теплится чувство к Родине."
silent_gluk: (pic#4742416)
Имя "Марат" стало "условно распространенным" (не на каждом шагу, конечно, но в литературе встречается довольно регулярно, да и в жизни...) в Советском Союзе. А вот какой-нибудь Дантон или Робеспьер - нет. Интересно, почему...

Примыкающий сюда вопрос: был ли момент, когда Мараты были "безусловно положительными" (Г.Адамов, Сидельников... Больше так сходу не припомню), а потом стало им можно быть и отрицательными (или только отрицательными? И.Шевцов в качестве примера)? Или с положительностью/отрицательностью героя это имя никак не связано?..
silent_gluk: (pic#4742421)
Советская больничная еда - на моей памяти всегда была притчей во языцех. И я не уверена, что она раньше была намного вкуснее. С другой стороны, если человек до того голодал... Как там у Чарской в "Приютках" - воспитанницы приюта морщатся, мол, каша заправлена несвежим маслом, со щами тоже что-то не то, а только что попавшая в приют деревенская девочка столбенеет от роскоши: щи! с мясом! не в праздник! в каше масло!!!

Но вот у А.Адамова в "Деле пестрых" (1952-1956):

"— Только что говорил с дежурным врачом, — сообщил он, здороваясь с собравшимися. — Гаранину лучше. Есть попросил.
— Сегодня пятый день, как он там, — заметил Воронцов.
— Надо бы ему подбросить чего-нибудь для аппетита, — предложил Лобанов.
— Да что вы, — махнул рукой Сандлер. — У него есть все, что надо."

И у Сытиной (примерно те же годы):

"Хоть какая-то польза будет от всей этой дурацкой стряпни! – сказал Робертс, осматривая бутылку с миндальным молоком. – Я возражал – они чудесно готовят там, в больнице, и можно было не тратиться! Но жена настояла!"

Очень люблю такие "мелкие воспитательные" детали...
silent_gluk: (pic#4742420)
Тема репрессий в "раннепослесталинской" литературе.

Насколько я помню, у Сытиной (1955) объяснялось, что во всем виноват Берия:

" Нет, извините! – сказал Смирнов и раскурил угасшую папиросу. – Я строго сужу. Ведь все это простые вопросы, в которых надо бы вам разобраться! И до Берии находились враги, пытавшиеся пробраться к сердцу страны через аппарат. В Германии до войны это удалось фашистам, так возник Гитлер. А вот у нас – и до и после войны – не выходит! Изо всех сил пробовали всякие негодяи, в том числе и Берия, но не получилось. Вам никогда не приходило в голову почему?
– Раньше нет, сейчас я об этом подумала! – сказала девушка и снова слабо улыбнулась. – Там, где много честных, хороших людей, горсточка мерзавцев не может победить… Да?"

У Сидельникова примерно то же (1958):

"Время было сложное. Шайка Берия губила и невинных людей".

Но это - о былом.

Сейчас же предлагается просто забыть:

"Упустить бывшего репрессированного, отсидевшего ни за что ни про что несколько лет… Ведь этот человек для нас сущий клад!.. И обстановка была великолепная. Мы ели консервированную тушонку при свете звезд, курили, предавались воспоминаниям…. Сколько пришлось пережить этому инженеру, как его… Асадову, что ли!.. Он наверняка украсил бы твой список.
Стенли молчал. В самом деле, почему он отступился от Асадова? Отсиди он, «Викинг», невинно и втрое меньше, он посвятил бы свою жизнь мести. А этот?.. Правильно сделал, что отступился.
– А ты помнишь, как реагировал на мою шутку Асадов?– нарушил молчание Фрэнк.– Я ему сказал тогда: «Зачем на целину приехали? Вам теперь отдыхать надо. Обязали, наверное, выехать в порядке ссылки?!» Вспомни его взгляд… Вроде как пистолет навел, не по себе стало!
– Верно,– согласился Джо.– Но какого черта этот инженеришка добровольно поехал в степь? Энтузиаст он, что ли?!
– Ничего я не понимаю!– с сердцем воскликнул «Викинг».– Один стремится снять с работы мужа своей сестры, другой, едва выбравшись из лагеря, рвется осваивать целину, третий… Разве с такими можно иметь дело?!" (Сидельников).

Но интересны сами эти упоминания: вскользь, незаметно. А нужное воздействие оказывается. Наверное...
silent_gluk: (pic#4742415)
Попалось мне когда-то утверждение, что показ национальностей в советской литературе был регламентирован: если персонажи принадлежали к разным национальностям и были связаны иерархией, то "на самой высокой ступеньке" должен был быть русский, чуть ниже - славянин, еще ниже - представитель Средней Азии и т.д. (Где было положено помещать прибалтов, кавказцев, национальные меньшинства России и т.д. - я не помню.)

То есть какой-нибудь узбек (к примеру) начальником русского быть не мог. В литературе, я имею в виду.

И вот "Нокаут" Сидельникова то подтверждает: капитан - Марат Азизович Каюмов, полковник - Петр Ильич Грановский. (И в "Тайне Стонущей пещеры" то же: полковник - Сергей Илларионович Коркин, майор - Силантьев, капитан - Николай Арсентьевич Шарый - судя по фамилии, что-то украинское в роду может быть, лейтенант - Сафар Садыков.)

Так это я к чему: что никак не могу вспомнить/встретить примеры, _опровергающие_ эту теорию. Разве что среди детских компаний поискать? Но там иерархия не формальная...
silent_gluk: (pic#4742415)
И не только о нем...

Вот есть магистральный сюжет и его мораль. Это хорошо и интересно. А есть детали, у которых тоже есть своя мораль, - и это тоже хорошо и интересно.

Вот, скажем, Советский Союз и страны соцлагеря... Официально - они, конечно, братские и все такое. Но вот посмотрим на детали...

У Сидельникова упоминаются венгерские события 1956 года. И что следует из их упоминания? Во-первых, в них участвует - как я понимаю, не то в качестве провокатора, не то в качестве "поддержки" главный антагонист романа. Из чего следует, что а) венгры "слабее" советских людей: в СССР у "Викинга" не получилось ничего, а что было в Венгрии - мы все знаем; б) венгры "ведомее" советских людей: советские люди ни сами не бунтовали, ни "Викинг" их не взбунтовал, венгры же сами против советской власти бунтовать не думали (ну как можно!), но когда появился "Викинг"...

Возьмем, скажем, Авдеенко и его дилогию "Над Тиссой" (на самом деле она трилогия, но третья часть печальна как падение Нуменора). Советские контрразведчики успешно ловят шпионов, которые в СССР забрасываются не прямо с Запада, а через страны соцлагеря (где их, соответственно, не ловят). И вообще, СССР помогает сопредельным соцстранам и с хлебом, и во время наводнения, и сеять там (в соцстране) начинают позже, чем в СССР...

В общем, так вот, мелочами-мелочами - но складывается впечатление о странах, конечно, более достойных уважения, чем Запад, но все же не слишком достойных...
silent_gluk: (pic#4742424)
В романе Сидельникова "Нокаут" есть такой персонаж - Перменев. Сдавшийся во время войны в плен, но потом вернувшийся в СССР. "С великим трудом, преодолев все полицейские преграды, вернулся домой. И все же страх не покидал меня. Время было сложное. Шайка Берия губила и невинных людей. Я не решился сознаться, прийти с повинной. Объяснил, что в плен попал, будучи контуженным."

А что тут забавного - помимо на редкость классической темы перемещенных лиц - то, что действие романа происходит после 1956 года, после 20 съезда КПСС и т.д. (венгерские события там упоминаются как уже закончившиеся; упоминаются они, кстати говоря, довольно своеобразно, но это тема другого разговора). Но сами видите - плох был исключительно Берия. О Сталине же - ни слова. Впрочем, возможно, это воспринималось как _очень_ громкое молчание, не знаю...
silent_gluk: (pic#4742421)
Вот такая цитата - речь идет о каких-то особенных минах.

"На них взорвался французский теплоход "Эжени Самбор". Вторая жертва – советский рыболовный сейнер "Гагара". Погибло пять человек команды. На "Эжени Самбор" никто не уцелел."

Постоянная пропаганда советского превосходства - даже в таких мелочах. Ну и не в мелочах:

"– Я пил однажды русскую водку на их корабле, – сказал Лансье. – Мы плелись под конвоем эсминцев в Атлантике, и наш "Либерти" торпедировали. Я болтался в холодной воде с час, пока меня не подобрали русские – их торговые суда входили в наш караван. Со мной выловили еще шестерых. Русский врач суетился вокруг нас, как будто мы законные дети английского короля. Каждый получил по полному стакану водки. Дали бы и больше, да стыдно было просить… А миноносцы эскорта и не подумали остановиться, чтобы спасти людей с гибнущего судна.
– Русские дружные ребята, – согласился Геттль. – Ты заметил, что они никогда не дерутся между собой? Однажды во Владивостоке…"

И совсем не в мелочах - в конце концов, советские спецслужбы таки ведь переигрывают западные...

И все это - в подростковой литературе (лучше бы, конечно, в детской - но эти темы для _детей_ считались, видимо, не очень подходящими; ну да там было свое). Когда замечаешь - это начинает раздражать. Но ведь чаще всего - не замечаешь (не замечалось)...
silent_gluk: (pic#4742424)
Периодически я вспоминаю этот анекдот. И прихожу к сабжевому выводу. Вот и теперь...

Была у нас книга И.Лазутина "Сержант милиции". Хорошая книга, мне нравилась... Потом она таинственным образом пропала.

Я уже готова купить новую, но одна проблема: есть минимум два варианта ее. В Интернете есть второй вариант, не тот, который был у нас. И мне он нравится все же меньше. Простейший способ отличить эти два варианта - посмотреть, как изложена история Наталки, упоминается ли там ее мать и т.д. Мне бы хотелось именно тот, что был у нас, с подробной историей Наталки. Но я не знаю, какого это года издание... А вы не знаете?..
silent_gluk: (pic#4742425)
Когда в советские детективы и - особенно - в шпионские романы начала проникать идея достойного (в т.ч. в моральном плане) врага?.. Я понимаю, что без сотрудничества с нацистами никуда... Хотя... а знаете... в "Деле пестрых" его нет!.. Удивительное рядом, да. Ну так к теме: даже в "Деле пестрых" врага _достойным_ назвать нельзя ну никак - вы только посмотрите на описание что Папаши, что Пита. Хитрый - да, опасный - да. Но достойный (или хотя бы такой, которому автор позволяет сохранить чувство собственного достоинства) - увы.

В сущности, если так подумать, я помню только одно произведение с такими противниками - цикл про Тульева (Шмелев и Востоков). Ладно сам Тульев перековался, значит, должен был быть на это способен, значит, окончательным подлецом он быть не мог. Но даже Брокман и Линда Николаевна... Да и Себастьян (хотя он все же меньше) с Монахом.

Но чаще, кажется, противникам отказывали даже в уме (ум и хитрость - это ведь не совсем одно и то же)...

Гм, а не отсюда ли, в т.ч., растут ноги и у "ну тупые"?.. Детектив - все-таки жанр массовый, а к тому же еще и подростковый - т.е. определенное отношение закладывалось почти с детства...
silent_gluk: (pic#4742415)
...издеваться над зарубежными авторами, где что ни русский - то какой-нибудь в лучшем случае Чехов, а то и Ярославна (не та) Сталиновна...

Но читаю я тут советские шпионские романы - знаете, там не лучше. Отец Скворенцо, Кардан... Смайк, в конце концов. И помогает только то (я не про главных героев романа "про зарубежную жизнь", там может быть и поприличнее; с очередной же стороны, в английском с именами-фамилиями существенно свободней), что в подробности авторы не вдаются...
silent_gluk: (pic#4742423)
...голодавшие люди потом долго не могут перестать копить еду. Главное, чтобы в доме была еда, и побольше!..

Мне голодать физически не приходилось, но наблюдаю за собой аналогичные действия. Только с книгами. Вот очень долго я в свое время искала "Тайну Стонущей пещеры" Шебалова, почти дозрела до переписывания ее от руки... Но тут я нашла экземпляр. (Хотя два раза отксерить мне это не помешало.)

Потом я открыла для себя Алиб. "Тайна..." там периодически всплывала, но по негуманным ценам. Когда она всплыла по более гуманной цене, я ее купила Роману. Теперь в Кирове она тоже есть и меня ждет.

Потом мне предложили экземпляр по еще более гуманной цене. Я завела себе запасной.

Теперь мне предлагают еще один экземпляр по такой же гуманной цене. Я осознаю, что следует отказаться - ну куда мне третий??? НО как же это сложно.
silent_gluk: (pic#4742420)
А вот сейчас я буду извиняться перед автором... Почти всю книгу мне казалось, что ему было мало борьбы с природой и он решил усилить конфликт показом плохого человека. Нет-нет, не диверсанты, не шпионы - классический "бюрократ вроде Чинушина". Но нет - автор пошел по более трудному пути и стал показывать рост человека, преодоление заблуждений и все такое. Правда, в соответствии с традициями той эпохи (начало 1950-х) эти рост и преодоление выражаются в оставлении службы в управлении и уходе на работу "в поле"... Меня этот подход довольно традиционно раздражает, и уж очень хочется, чтобы кто-нибудь открыл, ну, скажем, золотую жилу "на кончике пера", а геологи-практики утверждали бы, что жилы там нет и быть не может, а она все-таки была бы... Ну, в общем, чтобы спор между теоретиками и практиками разрешился бы в пользу теоретиков. Но хотеть не вредно.

Интересно, сейчас на "закарстованных" территориях тоже спокойно строят, мотивируя тем, что карст за столько лет не провалился, ну и еще столько же не провалится, а новые изыскания денег стоят?..

Попутно и популярно излагается происхождение карстов и прочие связанные с ними геологические штучки. (Насколько верно - даже с точки зрения науки тех лет - не знаю.)

Но интересно не это, а то, как из автора радостно полезли мотивы (которые сюжетные, а не которые для действия) и архетипы. Тут вам и связь с предками - путь по легендарным следам пугачевцев (группа их в свое время, если верить легенде, сбежала именно через эту пещеру и добралась до гор; как я понимаю, легенда подтверждается), да и стоянка первобытных людей примерно сюда же (может, и не случайно автор потом подался в исторические романы), и сокровища, охраняемые темными силами (хотя лично у меня подозрения, что вряд ли в одном месторождении, пусть даже намытом рекой, встретятся золото, платина и алмазы, но какой архетип!)...

Но все же идея писать докладные, отчеты и т.д. по формуле "словам тесно, а мыслям просторно" мне кажется странной.
silent_gluk: (pic#4742415)
Пока я с несколько переменным успехом пытаюсь дочитать "В карстовых пещерах", я пролистала еще одну повесть Н.Лойко, "Женька-Наоборот". Тут уже никакой борьбы с призраками прошлого (ну, до определенной степени, ибо, при наличии желания, пережитками прошлого можно назвать очень многое), сугубая современность (начало 1960-х) и ее проблемы. Школьная повесть, модные в то время темы приобщения школьников к полезному физическому труду, товарищества и помощи другу, все такое...

Любопытна трактовка темы "вещизма". То есть да, есть те, кому просто нравится добывать разные вещи и уставлять ими квартиру. Это еще ничего, если им нравится - хоть несчастными не будут. Но есть те, кому не сам процесс добычи и уставления нравится, и даже не результат (все ахают и восхищаются), даже не процесс "гонки за Джонсами" (ну, на языке "родных осин" - за Ивановыми), и даже не то чтобы нравился - они чувствуют, что обязаны участвовать в этой гонке, хотя в идеале сто лет бы не видеть ни ее, ни Ивановых. И вот это-то как раз и плодит несчастных. И если бы не "deus ex machina" (ну, или неравнодушие окружающих) - внезапную способность хоть как-то поговорить хочется проводить уже по этому разделу - неизвестно, чем бы и как бы оно все закончилось.

И механизм возникновения слухов и сплетен. У кого это я не так давно читала о том, что надо бы осознавать грань между "я думаю" и "я знаю"...

И тема всеобщего внимания друг к другу, взаимопомощи и т.д. Поскольку у нас все-таки а) книга и б) с определенным посылом - эти внимание и помощь оказываются оправданными. Я, если честно, не припомню случая, чтобы - в литературе! - они, взаимовнимание и все такое - оказывались лишними и ненужными. А вот в реале... Оно, может, и полезно, но ведь иногда и раздражает... Или тут дело в том, что помогали - без осуждения?..

Любопытно также, что решать проблемы начали с наиболее "броской". Я не уверена, что именно "негативист" был в классе самым "социально опасным" (я не о преступлениях и т.д., поймите меня правильно). Но он был самым заметным. Правда, с другой стороны, ему было явно плохо. А кто сказал, что Касаточке и Вере плохо? Их, вроде, все устраивает (хотя мы их изнутри-то не видим).

И интересно все же, что это за двухтомник "Шаляпин" (в суперобложках), который пользовался таким спросом в букинистике начала 1960-х годов...
silent_gluk: (pic#4742423)
У повести есть вариант "Дом имени Карла и Розы", но я так полистала - в основном отличия на уровне фраз, так что у нас пойдет речь только об "Асе...".

К сожалению, я мало знаю об авторе - нашла только, что родилась она в 1908 году, как и героиня повести, так что я повесть немедленно заподозрила в некоторой автобиографичности...

Тема классическая - приключения сиротки, благотворительность и т.д. Поскольку книга написана в конце 1950-х и повествует о первых послереволюционных годах - понятно, с каким оттенком. В сущности, можно сказать, книга отчетливо противопоставляет описываемые события дореволюционным сентиментальным повестям типа Чарской (там институт как идеал - мы покажем его бессмысленные остатки или приютских детей и правильный советский детдом, там благотворительность - мы покажем, как она плоха, то ли дело забота государства, и т.д. Кстати, забавно: "при царизме" благотворительностью занимались женщины царской семьи - императрица и проч. "После революции" в том числе и призрением детей занимаются Крупская и А.Ульянова-Елизарова... Опять же, борьба с религиозностью... И вообще, "при царизме" плохо было все - ни о чем хорошем не говорится; ну, если не считать ). И это, пожалуй, удивительно. Ну кто в конце 1950-х (из детей, я имею в виду) еще помнил Чарскую и ей подобную дореволюционную литературу?.. Причем так массово, что требовалась отдельная работа с этим влиянием?..

Сюжет, тоже, в общем, классический: как ребенок (и не только он, в общем) становится членом коллектива. Опять же, борьба общественного и личного и все такое.

Интересен момент: когда Ася, сбежав из детдома, возвращается в свою квартиру (родители умерли, брат в армии, в квартире осталась влюбленная в этого брата "добровольная няня", Варя), выясняется, что Варя основательно продвинулась в сознательности, политической грамотности и т.д., и живущая к тому моменту в этой же квартире старуха-работница с фабрики говорит, что, вот, мол, сама должна понимать, если бы ты, Ася, не в детдоме была, Варя бы так продвинуться не смогла (а явным подтекстом "возвращайся-ка ты в детдом"; не спорю, возможно, в детдоме было лучше и сытнее; но тут-то речь не о сытости, а о "духовном", причем не Аси, а Вари). Впрочем, кажется, это та же тема личного и общественного... Кажется, в "Цементе" был такой момент, когда мать отдала ребенка в детдом, чтобы он не мешал ей работать на стройке...

Странно, что Ася, девочка, в общем, воспитанная в религиозном духе (хоть и до 10 лет), глядя на "Новый Завет" вдруг озадачивается, почему он "Новый".

Интересно, кто скрывается под именем Казаченковых ("Прославленный родоначальник текстильной фирмы приобрел известность не только как удачливый московский коммерсант, но и как покровитель искусств. Умер он в конце прошлого века; по его завещанию наследники выстроили в Москве так называемую Казаченковскую больницу, основали училище для подготовки фабричных рабочих. Румянцевскому музею отошла Казаченковская картинная галерея. Андрею довелось слышать, что наследники могущественного Фомы, его дети и внуки, неуклонно следовали семейным традициям. Толково ведя предприятие, они оставались покровителями искусств, с должной широтой пеклись о неимущем люде. Добрая слава фамилии помогла им более или менее благополучно пережить последний, грозный год, но затруднений становилось все больше и больше…"). Подозреваю, что кто-то есть определенный, но не уверена...
silent_gluk: (pic#4742471)
Классику надо знать. Даже если (а может быть, особенно если) это классика "попаданчества". "Янки при дворе короля Артура" я читала давно, а вот до "БЕСЦЕРЕМОННОГО РОМАНА" (именно так - авторы объясняют: если писать "бесцеремонный Роман" - это характеристика персонажа, если "бесцеремонный роман" - характеристика произведения, но им нравятся оба варианта, поэтому правильно писать всеми заглавными) добралась только что (ну, не совсем только что, а вечером последнего дня Зиланткона; как-то удивительно время и текст подошли друг другу).

Опубликован текст в 1927 году, написан, соответственно, чуть раньше... Хорошее было время в литературе, когда авторы могли _упарываться_ и _гнать_, как принято теперь выражаться - и рассчитывать при этом на публикацию. Потом по понятным причинам такой возможности не стало, да и насчет теперь у меня некоторые сомнения (хотя, конечно, выручает Интернет).

Ну так вот, авторы _гнали_. _Гнали_ они на тему наполеоновской империи (интересно, как с этим в современном попаданчестве?), мол, вот если попаданец сообщит Наполеону важные для _победы_ под Ватерлоо факты, а потом, поделившись знаниями 20 века, станет "правой рукой" того и все станет обустраивать по своим вкусам, то... То что?.. Нет, бесспорно, прорыв в промышленности и экономике будет, и над Империей не будет заходить солнце, и даже если с империей что случится, заложены основы для преодоления последующих трений между ее обломками (или убраны основы для тех трений? Кстати, к вопросу о роли личности в истории; авторы в нее, в роль и т.д., явно верят, по крайней мере, в рамках этого произведения; а иначе _гнать_ бы не получилось). Но главному герою (который практически без проблем добивается успехов во всем, что ни затевает; а вот зачем он это делает, чего хочет добиться, я как-то не поняла; разве что _гонит_, как и авторы, только авторы - словами, а он - действиями) становится скучно... (Здесь мог бы быть спойлер, но его не будет.)

Интересно, если кто-нибудь написал бы нечто подобное сейчас, решили бы, что это он серьезно? Или таки поняли бы, что _гонит_?.. Так, а, кстати говоря, в современной литературе этого толка есть ли примеры, когда помогают, фактически, враждебной стороне, родная же сторона получает блага исключительно косвенно (в данном случае - став протекторатом)?

(Здесь я хотела написать, что хорошее было время, когда противоположная сторона не воспринималась как "исчадие ада", но сообразила, что не очень понимаю, про какое это время. Про 1920-е? Но что им те наполеоновские войны? Уже можно. С другой стороны, вот Вторая мировая - тоже ведь немало лет прошло, а попробуй кто-нибудь написать что-нибудь на тему положительных результатов победы Стран Оси... А вот Гражданскую войну, кстати говоря, насколько я знаю, переигрывают довольно регулярно... Так что же, для возможности спокойно развлекаться с историей требуется "прослойка в виде войны" между современностью и тем временем, о котором пишут? Я уже согласна ненавидеть гитлеровскую Германию. Про собственно время наполеоновских войн?.. Так Наполеона, если ничего ни с чем не путаю, вполне себе обзывали Антихристом.)

P.S. У меня издание 1991 года. В предисловии (современном) используются термины "еслибисты", "еслибствия", "еслибная литература" и т.д. Тогда еще не прижился термин "альтернативная история", или автор предисловия заразился стремлением _гнать_ у Гиршгорна со товарищи?

P.P.S. Хотя, конечно, чтобы проникнуться полностью - я слишком плохо знаю историю...
silent_gluk: (pic#4742428)
Что случилось с маньяком-эвфемизатором?.. Не узнаю его! Все называет прямо, по опубликовании не переделывает (впрочем, может, о последнем я просто не знаю)...

С другой стороны, "Энергия подвластна нам" (за которую он и получил звание маньяка-эвфемизатора) - его первая книга. А "Возвращение Ибадуллы" - четвертая. (Еще есть "В карстовых пещерах", но я ее пока не читала.) Может, с эвфемизмами это был литературный эксперимент...

В романе две линии. Или даже три. Первую я бы даже приключенческой не назвала - эмигрант, вывезенный из Узбекистана (или как его тогда называли) ребенком, возвращается на родину, а та за отчетный период стала советской. (Интересно, что возвращается не с Запада, а с Юга, из Афганистана). Вливается в жизнь дружной семьи советских народов и все такое. Вторая - разоблачает англоамериканскую военщину (уже зеваете? правильно. Я тоже) и рассказывает о борьбе угнетенных народных масс Востока (в количестве человек так 5. Или 6) с нею. Третья - собственно шпионская, про то, как вышеупомянутая военщина в трогательном согласии с феодально-буржуазными воротилами (знаю, что это неправильно, но что я могу сделать, если это именно они?) засылает в СССР диверсантов (видимо, шпионов хватает; с другой стороны, из засылаемых сделать _шпионов_ - задача сложная до нерешаемости).

Ну и, опять же, тема орошения пустынь, "русский слон - лучший друг и старший брат узбекского слона", вот это вот все. Но... Ладно, с русским геологом я готова смириться, к тому же есть "противовес" в виде Фатимы, "освобожденной женщины Востока", тоже геолога (хотя и подчиненной Ефимову). Спишем это на нормы того времени (мол, национальная интеллигенция - это хорошо и замечательно, но не забывайте, кто старший брат), благо что аналогичные моменты и в других книгах попадались. Дружная семья советских народов - так это просто замечательно. Но понимаете, ксенофобия-то никуда не девается. Она просто чуть-чуть подвигается. ОК, не будем ненавидеть узбеков, ведь они теперь такие же советские, как мы, русские. Будем совместно с узбеками ненавидеть американцев, англичан и мусульман (именно так!). Не буржуев, не империалистов, не тех, кто использует веру ради неблаговидных целей, - а всех американцев и т.д. оптом. Потому что "противовеса"-то нет. Нет ни одного положительного мусульманина (бывшие мусульмане, от ислама отошедшие, не в счет), ни одного положительного англичанина или американца, ни одного положительного их поступка... Максимум - кого-то можно пожалеть, но этак снисходительно: мол, сам виноват (это я о том военном инженере) или да, не повезло, в отсталой семье родился (а это я о диверсантах). И да, ислам и эмирское прошлое мы тоже будем дружно ненавидеть. Еще больше, пожалуй, чем шпионов с диверсантами - его даже пожалеть не получится.

В общем, читать с большой осторожностью.

Забавно: диверсанты убили одного из уважаемых людей (хоть чего-то добились, странно). Но показана бессмысленность этого: ну убили, ну жаль, конечно, но глобально-то ничего не изменилось... "Хорошие диверсанты" (угнетенный народ Востока) разрушили тайную американскую авиабазу (как именно и возможно ли это вообще сделать таким способом, я не очень поняла) - но тут-то, естественно, вопроса об осмысленности этого не ставится...

И знаете, меня глобально испортил гуманизм. Гнилой и мелкобуржуазный. Финал меня напряг еще больше, чем все эти рассуждения об исламе и т.д., а это нелегко. Понимаете, когда шпиона ловят сотрудники контрразведки - это "честно". Каждый выполняет свою работу. Схватка один на один, как в "По следу" - тоже честно. Но когда диверсанта ловят "всем миром", гонятся за ним (причем не "спонтанно" - "ой, на меня бежит диверсант, лови!", а обдуманно - "он диверсант, будем его ловить") - это, конечно, с одной стороны, очень поучительно с идеологической точки зрения, а с другой - "и началась самая увлекательная из охот, охота на человека". Но хоть один решил не сдаваться, это радует.

P.S. Кажется, я знаю, кто и что ответит на этот пост, и знаю, что именно будет вычленено из всего довольно сумбурного поста.

P.P.S. Из обзора на "Фантлабе: "Очевидно, будущего читателя все-таки нужно предупредить, что государство, которое незаметно для Ибадуллы прощает ему незаконное проникновение на свою территорию — фантастический элемент, сознательно (см. там же) введенный автором." (См. там же - это в "Златой цепи времен", но я пока там не нашла.)
silent_gluk: (pic#4742471)
История о противостоянии советского человека-одиночки группе диверсантов (один - иностранец или "перемещенное лицо", но второе менее вероятно, что характерно, его "государственная принадлежность" не указывается, но явно что-то англоязычное, скорее всего, США; другой - сотрудничал с немцами, был "перемещенным лицом", потом заброшен в СССР, третий - уголовник, фронта избежал самострелом, четвертый - крымчак, "из высланных за связь с немцами", пятый - "из бывших богатых").

"Советский народ" вступает в действие, в сущности, когда все уже почти закончено (и признаюсь честно: я _очень_ хотела, чтобы Клебановский, тот, который когда-то сотрудничал с немцами, сумел уйти, он ведь практически безопасен, если бы ему удалось затеряться - так бы и жил себе тихо, незаметно и даже законопослушно, он ведь и хотел этого, и стремился к). И мне, человеку, сильно испорченному псевдогуманизмом и всем таким, почему-то вспомнилось: "И началась самая увлекательная из охот - охота на человека". Впрочем, тут это еще не так заметно, вот в "Возвращении Ибадуллы..."

Так чего же хотели диверсанты в местности, где есть и железная дорога, и какие-то ирригационные сооружения (1952 год - это ж самое обводнение степей и разговоры о повороте сибирских рек, так ведь?). Они хотели распространить саранчу. (Наш маньяк-эвфемизатор, оказывается, еще и маньяк-вариатор, ну да таких-то было много: он позже, несколько раз переработал повесть, и у меня самый сокращенный вариант. На Фантлабе пишут: "Ух ты! Оказывается, Валентин Иванов сперва свой роман «По следу» отдал в журнал «Знание-сила«! И тут полезли загадки: насколько известно, журнальная публикация в библиографиях не приравнивается к книжной, а считается отдельно. Таким образом получается интересная картина, в 1952 году роман печатается в журнале, в том же году выходит первое книжное издание, в 1954 — второе, в 1958 третье, в 1989 — четвертое. Совсем недавно мне посчастливилось добыть издание 54 года, и я с удивлением понял, что роман от издания к изданию менялся текстуально! В 1954 году на титульном листе так прямо и указано — «Переработанное издание». В нем пять частей, по набору героев и двум сюжетным линиям — советской и зарубежной, оно похоже на журнальную публикацию, но значительно полнее, то, что напечатано в журнале — едва составит треть от книжного варианта по объему. В 1958 году выходит новое, радикально переработанное — всего из двух частей, без зарубежной ветви сюжета, но добавлен шпионский «пролог», и изменены многие внутрисюжетные обстоятельства, типа один из бандитов любит живопись и собирает копии известных картин, описания действий героев и пейзажи сделаны немного по-другому, в целом, роман «усох» по объему примерно на четверть от 1954 года. (То есть полный вариант романа в Сети отсутствует до сих пор). И вот тут зреет вопрос: насколько самое первое книжное издание 1952 года отличалось от журнального варианта и от последующего, 1954 года? Я нигде в Сети не встречал ни фото обложки, ни текстов, ни объявлений о продаже, грешным делом думал что оно тождественно 54-му году, но публикация годовой подшивки «З-С» 1952 года добавила здесь интриги!" В одной из редакций была "зарубежная линия" про выведение этой самой суперсаранчи, но, к сожалению, этого варианта я пока не нашла. Говорят, именно в этой части маньяк-эвфемизатор заодно оторвался: в остальных-то отрываться было особо не на чем.). Но были жестоко обломаны простым советским человеком. Правда, традиционно, можно сказать, что были жестоко обломаны сами собой: ну не стали бы они стрелять по Алонову, так бы и разошлись тихо и мирно. Правда, с другой стороны, ну сколько кубышек саранчи в рюкзаке способен унести человек? Будем брать по максимуму. С третьей стороны, если выведутся _все_ зародыши... С четвертой - а как 5 полных рюкзаков попали в СССР? Это тоже интересно! С собой главный диверсант их протащить не мог. С пятой стороны - вызывает подозрения цитата: "Живой саранчи Алонов никогда не видел: в Советском Союзе ее давно не было. Но для старой России, особенно для ее окраин, хищное насекомое было постоянной угрозой. Ныне же советские энтомологи старались помочь странам Азии избавиться от саранчи. [...] У нас саранча забылась. Она перестает быть даже преданием. Редкий человек видел ее своими глазами, и ее не знают советские земледельцы. Саранча стала предметом чуть ли не исторической энтомологии и упоминается по привычке в поговорках, как побежденные холера, чума или черная оспа.". Я готова допустить, что не было массовых вылетов саранчи - но чтобы ее не было как класса, как вида насекомых?.. С очередной стороны - интересно, удалось ли сделать так, чтобы та суперсаранча сразу была именно _мигрирующей_ саранчой, а не безобидной ее разновидностью? Впрочем, если верить Интернету, для превращения в мигрирующую ей нужна высокая плотность популяции, что закладка и обеспечивала.

Народ утверждает, что тема биологической войны - это новое. Ну, для тех времен. Если так, то это хорошо, потому что образы диверсантов достаточно стандартны (хотя насчет Клебановского можно и поспорить). Как и их последующая судьба (хорошо, что о ней сказано всего одной фразой: "Сами бандиты указывали места"). Эх, ну вот бы хоть кто-нибудь держался бы до конца, или хотя бы сумел покончить жизнь самоубийством... Но это было бы вразрез с основным Концептом такого рода литературы: чужаки здесь не могут _ничего_. Зато тема такого вот противостояния для советской шпионской литературы, кажется, оригинальна.

Забавна тема вреда пьянства: если бы Клебановский не "набрался" в ожидании поезда, проводница бы на него не обратила внимания? Ибо сказано: "Пьяные пассажиры возбуждают естественную антипатию и брезгливой женщины, и человека, ответственного за порядок в вагоне.
– А ну-ка, покажи мне его, – предложила напарница, наспех закрутив косу.
Обе они очень не жаловали пьяниц. Может быть, именно поэтому физиономия с разинутым ртом и растрепанными усами возбудила подозрения и у второй проводницы."

Это опять же к теме, что все гадости, в сущности, антагонисты делают себе сугубо сами. "И так 16 раз", да.

В общем, подводя итоги: история противостояния как такового любопытна (и характерно, что выслеживает диверсантов охотник - как животных, это к вопросу о некоторых штампах). Тема с саранчой вызывает некоторые вопросы, но, опять же, не факт, что можно написать шпионскую повесть, не вызывающую вопросов со стороны специалистов. Тема вариантов вызывает желание горько возрыдать. Но вообще, я тут подумала - хорошо, что нет истории саранчи, всяких там генералов и проч. Это был бы уже перебор.

Ну вот, уже одна польза от этого произведения найдена: я пошла рыться в Интернете про саранчу и ее виды (если кто расскажет простым языком - буду признательна).

P.S. В.Иванов известен своими... _уязвимыми_ с определенной точки зрения произведениями. Здесь такого, пожалуй, не замечено, если а) не докапываться до столба и б) делать скидку на время написания.

P.P.S. Извечный вопрос: это фантастика или нет?.. Мастерским произволом решаем, что фантастика.
silent_gluk: (pic#4742426)
Уже не в первый раз встречаю замечания, что, мол, "угнетенным афроамериканцам" плохо получается сочувствовать - как почитаешь описания их быта, у них и дом, и машина, и телефон...

Ладно - советская литература. Ей можно не верить вообще или "верить наоборот". Бывает.

Но вот американская литература. Та же "Прислуга". Им, наверное, виднее. И правда, не говорят, что мы им не верим. Просто - не получается им сочувствовать, ведь у этих угнетенных - Дом, Машина и Телефон!.. А то, что унижают, что могут убить или искалечить за использование не того, скажем, фонтанчика для питья - это ничего, ведь есть же Дом, Машина и Телефон.

В сущности, про что-то похожее писали... да много кто, хоть те же Стругацкие во "Втором нашествии марсиан" - пофиг высокие цели человечества, все необходимое нам дали (и даже сверх того), вот и молодцы, их и поддержим.

Правда, там пофиг было "нам". А сочувствовать не получается "им". Если бы не могущие сочувствовать оказались бы на их месте - может быть, возмутились бы. Или нет?.. (Подозреваю, что я - нет. Жить дают - и ладно, и спасибо, будем хорошими - нас не тронут.)
silent_gluk: (pic#4742426)
Краткое содержание поста: мда...

В принципе, В.Иванова как автора исторических романов хвалили, даже АНС, насколько я помню. Но до исторических я пока не добралась, добралась только до фантастики.

Ну... тоже, конечно, памятник эпохи... Но какой-то уж очень своеобразный.

Хотя если так вдуматься - может, в этой своеобразности и есть его прелесть?..

Сюжет, в общем, довольно привычен - как почти одно и то же открытие используют во благо (естественно, в СССР) и во зло (не менее естественно - на Западе). Открытием в данном случае является атомная энергия, но какая-то _странная_. Уже некоторое время я сижу и пытаюсь сообразить - какую часть той странности можно отнести на счет того, что "тогда (книга написана в 1949, у меня "издание" 1951 года) так представляли", какую - на счет того, что автор Так Видел, а какую - на счет требований Главлита и прочего цензурозаменяющего. Хотелось бы, конечно, все свалить на цензуру, но подозреваю, что надо - на автора.

Читать дальше )

Хотя вот знаете - я пока писала пост, пролистала текст и, кажется, полюбила его. Именно за своеобразие стиля и видения, каковое было вам, надеюсь, продемонстрировано. Но - кто читал исторические повести В.Иванова, там стиль такой же? Хочу знать, к чему себя морально готовить.
silent_gluk: (pic#4742419)
А эта повесть как-то поспокойнее. Тоже подростковая советская.

Про одно лето одной дворовой компании.

Аннотация утверждает, что "о жизни ребят одного двора, о пионерской дружбе, о романтике подлинной и мнимой рассказывает новая повесть Михаила Герчика."

Ну, в общем, так оно и есть, но как-то не то чтобы обидно, но _настораживает_ идея, что что-то путное дети способны сделать только под руководством взрослых. Пока они были сами по себе - "стеариновые свечи", "свалка", "охота на лягушек", как только руководство взял взрослый - "электрический свет", автодело, путешествие на плоту...

Мне смутно помнится, что примерно в то время - конец 1960-х (?) - это было довольно господствующей идеей, мол, дети сами по себе мало на что способны (даже в плане организации своего же досуга), им нужно руководство... Хорошо хоть (это мы возвращаемся к книге) не _партийное_, а "местное" (отец одного из подростков). (Хотя, конечно, когда _прижимает_, идут в райком комсомола - интересно, почему туда? По возрасту они еще пионеры, перешли в 7 класс управдом - тоже явно не комсомолец.)

С другой стороны, поднимается же тема того досуга - что, мол, во дворе ничего нельзя, секции и кружки - хорошо, но все время они не займут...

Все это на фоне борьбы - сначала с управдомом за футбольное поле и "пионерскую комнату" (она же подвал), а заодно с его сыном - по причине его неправильного воспитания/плохого (до подлости) поведения, потом - с браконьерами (вы удивитесь, если я скажу, что браконьер - таки родственник того управдома? Я, кажется, уже нет).

Естественно, все кончается победой "светлых сил", управдом не то чтобы перевоспитывается, но "сдает позиции" (вероятно, пораженный добротой "светлых сил"), сын его тоже меняется (по идее) - в результате "сильных душевных переживаний".

А, да, еще тема войны. Точнее, тема "памяти о подвигах отцов". В путешествие на плоту-то отправились не просто так, куда глаза глядят, а чтобы посетить бывший партизанский лагерь (в том партизанском отряде был и отец главного героя).
silent_gluk: (pic#4742428)
Полистала я тут сабж - советскую детскую антирелигиозную (или антисектантскую?) повесть.

Поскольку повесть детская (ну, подростковая) - все в ней кончается хорошо. Примерно по той же причине и главный герой, и... э... его помощники?.. спасители?.. противостоящие отрицательным персонажам?.. - тоже подростки (в основном... Взрослые есть тоже, но у них без подростков ничего бы не получилось... Правда, пожалуй, обратное тоже верно).

Но вот любопытно: с какого возраста ребенку/подростку стоит усложнять картину мира?..

Понимаете, сектанты (я имею в виду "лидеров", не "запутавшихся", как мать главного героя или та продавщица с недостачей) - они отрицательны _во всем_. Ладно что они сектанты (это может быть непонятно: а вдруг сектанты - и неплохие люди?), поэтому их показывают жестокими, стяжателями и потенциальными убийцами (хотя, конечно, подслушанный диалог вызывает не предусмотренные автором воспоминания о правилах Черного Властелина), не верящими в то, что они говорят "пастве" (в общем-то, довольно стандартный ход... _искренне верующего_ священника в советской литературе я что-то не помню). Ладно, для "закрепления пройденного" сделаем их предателями, сотрудничавшими с гитлеровцами. Но у них ведь нет _ни одной_ светлой черточки. Хотя бы даже красивой внешности (как у ксендза Недзвецкого, к примеру, хотя его положительным персонажем тоже мало кто назовет). Хотя бы привязанности хоть к кому (как у того же жандармского полковника, хотя его положительным персонажем назвать тоже как-то сложно...). Ничего.

Интересно, как это воспринимала "целевая аудитория"?.. Нормально - мол, да, все так, единство внешнего и внутреннего, именно так и должно быть, именно так и бывает? Или - нет, как-то это уж неестественно, не бывает таких людей?..

Параллельно этой истории идет история болезни и выздоровления (пока условного) главного героя. Опять же, если... ну, не самой болезнью, но осложненным ее течением он обязан именно сектантству (или религиозности?) матери - она долго не вызывала врача, а потом не дала долечиться ни в санатории, ни в больнице, то выздоровлению - исключительно советской медицине (тут же ненавязчиво упоминается про то, как СССР помогал Японии в борьбе против полиомиелита - это начало 1960-х, между прочим) и своей силе воле. И друзьям...

Опять же, параллельно этому всему идет тема дружбы, школы, пионерской жизни и всего такого. Что должно быть у каждого советского школьника - даже если он болен.

Ну, и тема трудового воспитания, целины, связи города с деревней и т.д., что было модно в начале 1960-х, когда была написана книга. (А вот про кукурузу ничего нет.)

А что до стержня - "Я смотрел на маму и думал о таинственном стержне, на котором держится человек. Какой он из себя? И почему он не сломался у тети Тани, когда погиб Андрей? Ведь ей было труднее, а она живет, работает, ходит в театр, смеется, когда мы с дядей Егором начинаем рассказывать что-нибудь веселое. Неужели же никогда не улыбнется моя мама, неужели она всегда будет по вечерам так бессильно сидеть на диване, уронив на колени руки! Стержень сломался… Знать, из какого-то особого, крепкого сплава сделан он у тети Тани и дяди Егора, если не сломался, не согнулся от такой беды. Значит, как следует закалила его жизнь. А вот у моей мамы стержень, видно, не на том огне калился." - может быть, главный герой еще подрастет и догадается, что с тетей Таней был все же дядя Егор, они могли разделить горе друг друга. А мама его осталась, когда от нее ушел муж, одна (все-таки семилетний сын - поддержка весьма умеренная). Опять же, одно дело - смерть близкого человека, другое - предательство его же. В общем, сравнивать людей по стойкости - занятие неблагодарное, а делать из этого выводы - занятие благодарное еще меньше.

Еще из любопытного: главный герой не может ходить и все время лежит в постели. Но не мечтает, скажем, об инвалидной коляске (хотя вообще с этим приспособлением знаком - в санатории его в ней возили... кстати, именно _возили_, не сам ездил). Интересно, в 1960-х такие коляски действительно были большой редкостью?.. Или это, скажем, Концепт - мол, такая коляска - признание _окончательности_ случившегося, никогда не выздороветь и все такое...
silent_gluk: (pic#4742424)
...С.Михалкова про Зайца и Черепаху ("Однажды где-то под кустом свалила Зайца лихорадка...").

И подумалось мне: а какие, собственно говоря, претензии к Черепахе?.. Она ж не откладывала, как попросили принести воды - так и пошла, а что шла медленно - так не может она быстрее. Что называется, либо так, либо никак...

"Аллегория потеряла управление и была взорвана в воздухе".
silent_gluk: (pic#4742427)
...по запросу "Сидельников Нокаут" на Алибе. А, собственно говоря, хочу ли я эту книгу именно как книгу?.. Буду ли я ее перечитывать и все такое? Или и электронный вариант сойдет?..

Склоняюсь к последнему. Хотя, конечно, поискать параллели с "дилогией про Бендера" - могло бы быть глючно. А может быть, даже и полезно... Поскольку мне глючится, что они не ограничены одной только сатирической направленностью и даже появлением самого О.Бендера. Явно есть общее в персонажах, в начале сюжета... А покупать книгу - а есть ли смысл?.. Цитировать электронный вариант проще.
silent_gluk: (pic#4742422)
То ли уже вышла, то ли вот-вот выйдет антология "Коричневая пуговка". "Сборник произведений для детей советских писателей 30-50 годов о шпионах".

Это должно быть интересно - памятник эпохи... Почти такой же, как "Быть на-чеку!" Зильвера, у которой даже аннотация замечательная:

"Славная деятельность советской разведки, направленная к разоблачению и выкорчевыванию всех врагов народа — шпионов, вредителей и диверсантов — глубоко интересует и волнует нашу детвору. Советский народ и его дети — пламенные патриоты своей родины — помогают советской разведке в ее трудной борьбе с врагами.
В настоящем сборнике собран ряд рассказов о коварных методах агентов фашистских разведок, засылаемых в нашу страну капиталистическими государствами. В рассказах показана та огромная работа, которую ведут славные наркомвнудельцы, руководимые сталинским наркомом тов. Н. И. Ежовым, а также та любовь, которой окружает советский народ свою славную советскую разведку.
Эти рассказы, написанные на живом, фактическом материале, могут послужить хорошим пособием для бесед в пионерском отряде."

1938 год...

Да, так, возвращаясь к началу разговора, как бы ее найти?.. Уральское малотиражное издательство, однако... На всякий случай подпишусь на рассылку на Алибе, но еще и он переезжает куда-то...
silent_gluk: (pic#4742418)
Еще одна книга из недавно упоминавшегося списка. Попалось мне издание 1989 года.

С книгой этой я как-то не очень ужилась. Ну, все же не люблю я, если кто-то высмеивается - пусть и по своей вине (_особенно_ по своей вине). И, кажется, метод "естественных последствий" (при неполной информации) не люблю тоже.

Но дочитала.

У нее, кстати говоря, тоже забавная аннотация:
"Действие книги происходит в первый год Великой отечественной войны в татарской деревне. В центре повествования — зарождение дружбы татарского мальчика и русской девочки.
Автор рассказывает о щедрости и доброте советских людей; о трудном военном быте, когда все, и взрослые и дети, работали в поле; о том, как дорого ценился каждый кусок хлеба, добытый нелёгким трудом колхозников."

В общем, все верно, придраться почти не к чему - кроме одного факта: девочка-то не русская, а такая же татарка, как остальные. То есть противопоставление не "татарин-русская", а "деревенский-городская". Но, видимо, в аннотации требовалось подчеркнуть именно интернационализм, а не "смычку города с деревней".

И вот такой странный момент: пересказывается там легенда о Пастухе и Ткачихе:

"Давно это было, в старину, в далёкую старину. Жила на высокой горе прилежная Ткачиха, с утра до вечера пряла тонкую нить, с вечера до утра ткала цветную шёлковую ткань.
Каждое утро, каждый вечер приходила к Ткачихе её бабушка, Небесная Старуха. Брала только что спрядённую нить, только что сотканную ткань и расстилала по небу. То тучкой ляжет пряжа, то дождём заструится, то зарёй сверкнёт. Инеем землю оденет, лунным светом посеребрит.
Мало этого бабушке, туманы ей нужны и зарницы. День и ночь ткала Ткачиха, всё глядела на небо, какую ещё выткать на нём звезду, какое пустить по нему облачко. И вот однажды и на землю она посмотрела, увидала юношу Пастуха. Спустилась с горы, стала ему доброй женой, двоих детей родила — мальчика и девочку.
Рассердилась Старуха и взяла Ткачиху на небо. А Пастух посадил в одну корзинку мальчика, в другую — девочку, надел корзины на коромысло, перекинул коромысло через плечо и пустился в погоню. Всю землю обежал, с края земли на край неба ступил и по небу быстро-быстро зашагал. Видит бабушка: догонит он жену свою, на землю вернёт её. Ещё быстрее она побежала, но Пастух всё ближе, ближе. Обернулась тут Старуха, кинула булавку.
Булавка эта небесную твердь проколола, и хлынула из прокола река, по всему небу разлилась. Ткачиха оказалась на одном берегу. Пастух остался на другом…
[...]
«Нет, милые, не я, другая разлучила их. Но я каждый год в седьмой день седьмого лунного месяца сорок со всей округи скликаю, сорочий мост через Небесную реку перекидываю. На том сорочьем мосту Пастух и Ткачиха встречаются… Один раз в году, в седьмой день седьмого лунного месяца.

И как-то эта легенда очень похожа на аналогичную японскую. Ладно - Пастух, Ткачиха и река - это может быть обусловлено расположением звезд, а потому совпадение не удивительно. Но сороки, мост и "седьмая ночь седьмой луны"... Неужели правда татарская легенда так похожа на японскую???
silent_gluk: (pic#4742471)
Некоторое время назад сложными путями до меня добралась ссылка с Ливлиба (не путать с Алибом!), где народ вспоминал некогда (ими) любимые, а теперь забытые детские (детско-подростковые) книги.

А я как раз такое люблю! Так что радостно пошла искать упомянутые там книги. И что-то даже нашла. И стала читать.

Сабжевая книга как раз относится к этим, новонайденным. Мне попалось издание 1974 года. Более ранние издания тоже были, но тут уж ква.

Очень своеобразная книга.

Забавное начинается с аннотации:

В книге рассказывается о детстве мальчика со смешным прозвищем «Старый нос», который живет в небольшом городке дореволюционной России.
Перед вами оживут надежды и каждодневные заботы населявших этот городок людей, их стремления, их заблуждения и предрассудки, и то новое, что с революцией вошло в их жизнь, изменило их психологию, круто повернуло их судьбу.

В общем, все правда, ни с одним словом не поспоришь, но обратите внимание, как успешно обойден тот факт, что это не просто городок, а _местечко_. А в остальном - все верно...

Удивительное же в книге то, что там показаны и революционеры, и эксплуататоры, и "то новое, что с революцией вошло в их жизнь...", но _показаны_, а не _рассказаны_. То есть - вот вам богач. Он поступает так-то и так-то. Вот коммунист (о чем прямо не говорится, но "догадывается"), он поступает так-то. Выводы не озвучиваются - их читателю предлагается делать самому. То есть лекций по политграмоте тут не найдется. (И это хорошо).

Книга написана еще до Второй Мировой войны, и, похоже, это чувствуется. Нет в описании жизни местечка обреченности, предчувствия чего-то страшного... И вообще нет "предвидения будущего" (типа такой-то станет инженером или такой-то окажется троцкистом).

Вот разве что финал - он, конечно, грустный, но что-то традиционно оптимистическое в нем есть. (Хотя, опять же, "классической советской риторики" нет).
silent_gluk: (pic#4742471)
Собственно, сабж. Сколько я там последние два десятка страниц мучила? Две недели, три?..

В последнее время совсем утратила возможность читать про допрос шпионов. Поимка - еще куда ни шло, а вот допрос... По идее, такое описание должно вызывать дополнительное омерзение к персонажам, и таки вызывает, только вот у меня почему-то не то к тексту, не то к автору...

Но сейчас я не о том.

Вот есть в "Над Тиссой" такая сцена, когда подручного резидента положительные герои (собственно, контрразведчики) напоили, вытащили у него из кармана записную книжку, где он записывал заказанные резидентом данные...

Проблема в том, что мне казалось, что "грабить пьяных - самое неквалифицированное дело", или как там высказался Зароков... Да, в "Ошибке резидента" тоже есть аналогичная сцена, но там-то как раз обыскивает - герой отрицательный. С другой стороны, можно вспомнить историю с Брокманом, там даже не алкоголь, там что-то типа снотворного.

Но, в общем, моих отношений с Авдеенко это не упростило.
silent_gluk: (pic#4742420)
У Кальмы, в "Детях Горчичного Рая", есть такой персонаж - второго плана - Минору Сано, японец. Подросток, как и большинство персонажей, живущий в США. Как к нему относятся положительные герои - не сказано (возможно, никак - он не из их компании), а вот отрицательные относятся не слишком хорошо, как и ко всем не-WASP'ам. Впрочем, насчет "P" не уверена, про вероисповедание там говорится мало. Ну так вот, отрицательные его попрекают то цветом кожи, то "иероглифами" (мол, больше любит писать свои иероглифы, нежели решать примеры по математике), но никто ни разу не упомянул, что, мол, твои соплеменники убили отца Робинсона (погиб в Пирл-Харборе) и других.

Причем о Второй мировой говорят, но только о европейском театре военных действий. Впрочем, в описании гибели Робинсона-старшего упоминаются японские бомбы, но один раз на весь роман.

Впрочем, у романа и даты написания очень интересные: май 1949 года (похоже, что примерно тогда действие и происходит) - май 1956 (нет, это уже слишком поздно для действия... В 13 лет главный герой узнал, что отец не вернется... Ну, допустим, в 1942 году. В 1945 ему тогда 16... уже многовато... ну ладно, не будем придираться. Учится он, в общем, в 7 классе американской школы). И вообще, а когда это интернированные японцы смогли вернуться? Впрочем, выселяли их только с тихоокеанского побережья. И в любом случае, с 1945 стали возвращаться на места проживания. Так что с этой стороны проблем нет.

Интересно, это отражение позиции автора (мол, даже у отрицательных героев _есть_ предел падения, попрекание соплеменниками - всяко ниже него), отражение советской позиции ("гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается") или нежелание (похоже, поощряемое советской властью) развивать тему войны на Тихом океане?
silent_gluk: (pic#4742426)
Я неделю не могу дочитать книгу. Осталось 20 страниц. И неделю назад - их было ровно столько же.

Что лучше: взять себя за шиворот и заставить таки добить эти несчастные два десятка страниц - или плюнуть и взять другую книжку?..

Причем что примечательно - книгу я читаю далеко не в первый раз... Почему-то именно к финалу шпионских романов (и повестей) меня глобально заедает.

С простыми детективами я такого не помню... Или дело в том, что советские детективы я читаю реже?..
silent_gluk: (pic#4742416)
У Авдеенко, в "Над Тиссой", пойманный шпион предлагает переправить его обратно. Мол, он достигнет определенного положения в разведцентре и будет исправно снабжать "новых хозяев" информацией.

То есть примерно та же схема, что была реализована у Шмелева с Востоковым...

Неужели все же время написания играет _такую_ роль???
silent_gluk: (pic#4742421)
Авдеенко и его роман "Над Тиссой" (и "Горная весна" - туда же). Переиздавали ли его после 1950-х годов?.. Наверное, переиздавали...

Так вот у него там упоминаются то китайская делегация, то делегация, едущая в Китай... Остались ли эти упоминания в позднейших изданиях?..
silent_gluk: (pic#4742422)
Очередная советская книга. Наверное, все-таки для подростков. Судя по тому, что в описании (она у меня в электронном виде) значится "мл1", первая часть многологии (Интернет утверждает, что трилогии, вторая часть в электронном виде есть, третьей нет, имеет ли смысл читать вторую?). Судя по приводящейся в том же Интернете биографии автора, книга в значительной степени автобиографическая (ну, это ж не недостаток) и в свое время была дико популярной (ну, тогдашним читателям виднее).

Жизнь девочки - примерно с двухлетнего возраста и до комсомольского. Сначала - в Харькове, где власть менялась с удивительным постоянством (кто не помнит - см. "Белую гвардию" Булгакова, там примерно про то же), потом в Ленинграде. Родители старались (и до сих пор - на момент окончания книги - стараются) быть подальше от политики (большевикам/советской власти сочувствуют, но, скорее, пассивно; ну, классические интеллигенты, см. советскую литературу), жизнь вдумчиво и старательно толкает их к решительному выбору (и когда уж совсем дожимает - родители делают выбор правильный: мать спасает большевика, отец уходит от деникинцев и работает в красном агитпоезде, но когда давление ослабевает - опять подальше от политики, подальше...). Дочь - не без влияния сначала знакомых, потом коллектива - напротив, ведет активную общественную жизнь (и пытается - пока не очень успешно, но не будем забывать, что впереди еще две части - влиять в этом плане на окружающих). На фоне этого - первая подростковая любовь и все такое, и о дружбе тоже не будем забывать (оказывается, с мальчиками можно - и нужно! - и просто дружить).

Фоном - общественно-политическая (немецкие коммунисты, Киров и т.д.) и научная (отец - ученый) жизнь страны. Очень забавно читать про то, как положительный герой доказывает, мол, приобретенные признаки могут наследоваться, а ретрограды-ученые ему возражают (чем дело кончится - пока неясно; почитать, что ли, вторую часть? Или не надо? Пусть все и будет хорошо). Тема шпионов и прочих вредителей также имеется, но уже совсем вскользь и фоном; с другой стороны, фон этот достаточно постоянен, тема всплывает постоянно, не то чтобы мелькнула раз - и все... Мелькает также тема "излишней бдительности" (отцу периодически аукается его "добровольческая" служба у деникинцев, но Правильные Коммунисты помогают и все такое), впрочем, похоже, что эта излишняя бдительность имеет истоком отнюдь не самые благовидные мотивы.

В общем, как памятник эпохи - вполне любопытно. Эх, если бы в Сети была и третья часть!.. Собственно, меня интересует, до какого времени дошло повествование. Если война еще не началась - то, наверное, имеет смысл почитать. А если началась - то уже не уверена (учитывая биографию автора). Пусть все будут живы.
silent_gluk: (pic#4742422)
Этот сборник (в нем заглавная повесть, "Маска" и "Рассказы о Китае") демонстрирует нам разные грани творчества Г.Ланина (Пермякова).

Читать дальше )

Но все три грани - все-таки памятники эпохи, чем в основном и интересны...
silent_gluk: (pic#4742425)
Перед нами три малоизвестных (а то и вообще неизвестных) произведения Г.Ланина (кому как, а мне в первую очередь известен он "Синим тарантулом", шпионским романом большой глючности; "Красная маска" и "Остров алмазов" тоже очень даже ничего).

По результатам предыдущего знакомства я радостно вцепилась в сборник - и...

Вот я неоднократно говорила, что есть такое странное и мной не объясненное явление: в 1960-е-1970-е автор писал прекрасные (на мой вкус) произведения. С началом же перестройки и далее - что-то меняется. Я никак не могу сформулировать, что именно - но читать _это_ (опять же, мне) становится невозможно. И даже не только с конкретными авторами так бывает. Вот возьмем журнал "Крокодил"...

Но мы отвлеклись.

Так вот, может быть, с Ланиным тот же самый эффект?.. Наложившийся на эволюцию его творчества вообще?..

"Медуза" - "повесть о труде и подвиге начальника уголовного розыска края, о разоблачении им ряда тяжких посягновений" (с) Ланин. У этой аннотации есть и вторая часть, но она спойлер. В общем, повесть делится на две части. Первая - это, собственно, описание расследования нескольких преступлений (и предотвращения одного), наводку на исполнителей которых дает некая Медуза. Порок наказан, добродетель торжествует, усталые, но внимательные глаза полковника (или это говорят только о шпионских романах?) прилагаются. Вторая часть - это описание того, как с Медузой решили расправиться уголовники (оказывается, они таки способны к "сложным совместным действиям", а то по описаниям я стала подозревать, что умственная неполноценность преступников - не миф), как работники угрозыска ее защищали (естественно, успешно), а также то, кем Медуза была на самом деле и как она дошла до жизни такой. В общем, как в сказке - делай добро (АКА верь в человека), и тебе воздастся.

Язык и стиль - ну... в конце концов, милицейским (а не только шпионским) романам штампы тоже присущи... В общем, если у вас когда-нибудь будет выбор между "Платком для Сопливого" и "Медузой" - лучше почитайте "Медузу". Там хоть идеи более-менее нормальные.

В общем, я бы даже сочла этот невезучий (невезучий - потому, что он "отдувается" за два остальных) текст написанным где-то при советской власти (учитывая вышесказанное - это комплимент), да и женские образы там еще "куда ни шло" (про странность - или неестественность? - их поведения не будем, там _все_образы такие), если бы не пара странностей. Явно положительное отношение к богатству (богат - заработал, а не богат - спекулянт или что похуже). И... вот не знаю, как бы это сформулировать... "пропаганду" пихтового масла и т.д. (Впрочем, если вспомнить мумие, то это как раз не признак не-советского времени).

Долго ли, коротко ли - разобрались мы с "Медузой" и пошли дальше.

"Багровая кукла". Ну, это уже явно "постсоветские" времена, и все, что говорилось раньше (об авторах, чье творчество явно делится на две части) можно сказать и здесь. Автор, вероятно, полагал, что он пишет в стиле Ефремова (тоже уделявшего большое место женской красоте) - но увы. Получался у него знаменитый стиль "и все заверте..."

Хотя вот, благо все равно мне с этой страницы сейчас цитировать. Девушка пыталась разбудить подругу, но обнаружила, что та спит последним сном, к тому же кожа ее стала красной, "как помада", а скрюченными пальцами подруга цепляется за горло.

"Особенно Дашу пугало то, что Лиза скрюченными пальцами сама душила себя. Она спала в трусиках и лифчике. Бросалась в глаза наливная, высокая грудь, впалый живот, узкая талия, округлый таз и широкие колени".

А дело, между прочим, происходит в студенческом общежитии, где "солнце освещало благородные кремовые обои, блестящий паркетный пол и дорогую мебель. Благодаря лучам солнца комната казалась особенно стильной и красивой".

Давайте я вам приведу цитату. Открываем книгу в произвольном месте, понимающе вздыхаем, не найдя текста в Интернете (такое вычитывать - это нужна большая сила воли), и начинаем:

"Рано утром человек, который убил Лизу Гутову, вышел из своего дома, и его понесло, как исчадие ада, по местам, где жила жертва.

Впервые он отнял жизнь у юного цветка, и подсознание грызло, как бешеная собака, его черную душу изнутри, и он не мог усидеть на месте и летал, как Змей Горыныч. Убийца был одет во все черное, словно хоронил свою проклятую совесть и тайну злодеяния."

(А знаете, кажется, я не права... "Он сглотнул, сжав губы внутри рта, и поехал к дому Гутовых, не зная для чего сам". При более пристальном взгляде начинает казаться, что в вычитывании _такого_ можно найти какое-то извращенное удовольствие...)

Ну, в общем, убийца таки найден, суперсамки и суперсамцы, суперяды, гипноз, чудеса техники и проч. присутствуют в товарных количествах...

Любопытно, мне тут подумалось: что если заменить имена на каких-нибудь Жаклин, Элен, Эдмундов и т.д. (и не забыть про географические названия), то получится забавный текстик "как советский человек представляет себе красивую западную жизнь, при этом не забывая, что жизнь-то красивая, а вот "нутро человеческое" там - не очень". Но увы - место действия - Хабальск (и это _не_ намек ни на что).

И последний рывок - "Нонна". Ну, не будешь же бросать книгу недочитанной??? Гм, сборник вышел совсем недавно, но на нем нет пометки о возрасте. Ну так я вам скажу, это явное 18+ (и чем дальше, тем плюсее), и даже те, кто +, подумайте: а зачем вам _это_ читать?..

Ну так вот, "Нонна". Действие происходит в сибирской деревне. Зверски убит некий тип небезупречного морального облика, и чем дальше идет расследование, тем менее безупречен его моральный облик. Блудник, насильник (но поскольку он из богатой семьи, ему сходит с рук), наркогуб (в смысле, наркоторговец)...

Потом погибают - якобы угорели насмерть - его родители.

За всем этим наблюдает приехавший в село писатель (подозреваю в нем Марти Стю, но я уже пристрастна).

Расследование параллельно ведут полиция и писатель, убийцу определяют и... А, собственно, "и" нет. Ну, убил. Но убил подонка, которого так-то привлечь нельзя было. И отец его такой же. А мать?.. "У нее была куриная любовь к сыну. А что делать с курицей, если она квохчет и мешает по дороге пройти?"

Так что "убийца уехал из села Благое, сменил профессию. Теперь он компьютерщик, живет где-то на севере. Больше никого не убил и едва ли убьет: стилет отдан, а с ним и всю прошлую жизнь как отрезало. Но, как и прежде, не переносит, если при нем курят. Все-таки это у него, потомка старообрядцев, в кровь заложено.
И никакой роли не играет для нашего повествования его имя и отчество. И уж подавно - фамилия, умный читатель и сам давно понял, что она у него _другая_. Не та, что у старших братьев. Так уж вышло по семейным обстоятельствам".

Стиль - даже получше (хотя не последнюю роль тут может играть то, что, как сказано на Фантлабе, "повесть целиком переписана из черновика Е.Витковским"), "заверте..." присутствуют в большом количестве... И, к сожалению, присутствуют в заметном же количестве националистические реплики (принадлежащие не только персонажам, но и автору). И я _очень_ хочу знать, чьему именно перу принадлежит тот абзац, про некий народ, "радующийся смерти русака больше, чем смерти черта". Я бы _очень_ хотела продолжать уважать обоих, и Ланина, и Витковского, но после такого - увы мне. Максимум, что можно спасти, - это уважение хотя бы к одному из них.

Хорошо еще погибший - не приезжий, а то было бы все совсем печально.

Впрочем, можно это рассматривать как "знак времени". (Вот поэтому я... см. начало поста).

Забавно, что во всех трех повестях используется один прием: автор (и герои) знают все (кто убийца/кто Медуза), а вот читатель узнает об этом (если узнает) на последних страницах. И если в "Медузе" и главного героя ожидал некий сюрприз, то в "Багровой кукле" и "Нонне" этого уже нет (а стиль таков, что пытаться отследить тончайшие намеки лично меня как-то не тянет, но я, опять же, пристрастна).

Во всех трех повестях автор нежно любит всяческие технические приспособления (впрочем, он их и в ранних повестях любил), обозванные как-нибудь своеобразно: визофон, скажем, фантомоскоп, индиморт...

Зато явно сложно относится к женщинам. С одной стороны, "широкие белые колени сулят немало наслаждений их обладателю", с другой - преступления-то именно из-за женщин, из-за того, как они себя вели ("Медуза" не в счет).

Так что общий вывод: если нечего читать - почитайте "Медузу". Если _совсем_ нечего - ну, почитайте "Багровую куклу", хоть над языком посмеетесь. Если _абсолютно_ нечего - лучше почитайте почтовую марку, а не "Нонну".

А ведь впереди еще два тома... Покупать или нет???
silent_gluk: (pic#4742416)
...это должно не вызывать отвращение, а пугать - когда видишь, как с течением времени меняется стиль автора, уходя в глубокую... уже даже и не графомань. Даже графоманы, по идее, пишут не так. Тут что-то более глубинное. "Сейчас Близнюк сидел, словно тяжелая отлитая из живой кости статуя. Ни одна мышца его лица не шевелилась. Казалось, Цезарь имел пластиковое лицо-маску. НО все же от слов полковника что-то щекочущее и теплое поползло в груди Близнюка, приближаясь к сердцу".

Я хотела бы процитировать разговор начальника угрозыска с готовившим ограбление уголовником, но перепечатывать его долго, а в электронном виде я не нашла.

Но начинается он с реплики:

"Андрей Игнатьевич, - начал издалека Юршин, - известен ли вам хоть один случай, когда 2-3 человека, пусть 4-5 побеждали бы целую регулярную армию?
Близнюк был умен природной сметкой и сразу понял дальний прицел Юршина.
- Шайка преступников армию сыщиков никогда не одолеет, - поставил он точку над i."

А из-за чего хочет идти на преступление этот "умный природной сметкой" человек?.. Ему не хватает на свадьбу.
"-Товарищ полковник, не скрою ничего, распирает от благодарности. Ведь как все пошло: я решил жениться; думал - женюсь, гнездо совью, перышек туда наношу, птенцов высижу. Значит, быть свадебному застолью, а звать гостей на свадьбу меньше других неудобно. Я же бригадир. Вот и решил взять шелков и шерсти со склада на благо общества.
[...]
- Спасибо, Андрей Игнатьевич, - тронуто поблагодарил Юршин, слыша, что голос его сел и нервно вибрирует. - Я всегда знал, что вы настоящий человек. Можно мне дать вам совет?
- Очень прошу.
- Гуляйте свадьбу в складчину.
- В складчину? - с плохо скрываемым небрежением спросил Близнюк.
- Если неловко, тогда отмечайте узким кругом родителей и близких, а затем свадебное путешествие,
то есть - ЗАГС - семья - вокзал".
silent_gluk: (pic#4742415)
Читаю я тут трехтомник (пока, обещают еще том) Г.Ланина. И только ощущаю - сабж.

Вот прекрасен - как образец советского шпионско-фантастического романа - "Синий тарантул". "Красная маска" и "Остров алмазов" - тоже ничего. "Медуза" - "ну, куда еще ни шло". "Багровая кукла" - гм, что и зачем курил автор??? "Нонна" - "не знаю, что там автор курил, но в дальнейшем пусть это делает подальше от меня". Что там будет в четвертом томе - уже и знать не хочу.

Правда, вот проблема: "Нонна" "целиком переписана из черновика Е.Витковским". И особо "проблемные" места принадлежат чьему перу? Ланина или таки Витковского?..
silent_gluk: (pic#4742429)
В советской литературе мне припоминаются 2 описания, как проигравшийся ребенок поступает "в рабство" к победителю.

Это "Белеет парус одинокий" Катаева и "Дорога в жизнь" Вигдоровой.

Но если в первом случае история описывается как "жестокая, но справедливая", то во втором случае - с явным отвращением. Во всяком случае, Гаврик и Репин воспринимаются совершенно по-разному.

Интересно, почему? Потому ли, что они свою власть употребляют на разное (доставка патронов повстанцам - как бы к этому сейчас ни относиться, на момент написания книги это считалось героизмом versus попытка отстоять прежние порядки)?.. Или потому, что Гаврик действует в условиях царской России, где почти все и так "кривое", а Репин - уже в советское время?..
silent_gluk: (pic#4742420)
...появляется, если читать подряд - сначала книги советского периода, а потом - "постсоветского". Одних и тех же авторов, я имею в виду.

Книги советского периода, к примеру, идут "на ура". Постсоветского - ну... не то чтобы невозможно читать, но к этому приближается. И, главное, абсолютно непонятно, почему.

Или пишет автор такое и так, что возникает вопрос: а когда это он был искренним (ну, или, соответственно, лгал) - тогда или сейчас?.. Лгал не "фактически", а "мироощущенчески", понимаете мысль?.. Нет, я понимаю, конечно, что люди меняются и все такое, но... ну не до такой же степени. Особенно если "травмирующими" были события давние.

С другой стороны, было же у меня чувство, что я чего-то не вижу и не понимаю. Того, что в книге напрямую не упомянуто и не разжевано, но явно служит фоном и, не исключено, подталкивает персонажей к определенным действиям. Может, именно о тех давних событиях и умалчивалось?..
silent_gluk: (pic#4742421)
Есть ли хоть один советский шпионский роман (повесть), где бы авторы обошлись без "звериной тематики" (без сравнений шпиона с животным, зверем и т.д.; сравнение это может быть и не прямым, но оно наверняка будет).

Надо посмотреть "Ошибку резидента" и линию Тульева. Брокмана-то с животным точно сравнивают, я помню. Но, с другой стороны, Тульева можно считать положительным героем, так что отсутствие этого сравнения может просто указывать на его шанс исправиться (в отличие от, скажем, Акулова, Брокмана и т.д.).
silent_gluk: (pic#4742426)
...в советских шпионских романах, так это то,что шпионы... не умеют просчитывать последствия своих действий, что ли... Нет, не совсем то. Они могут разрабатывать и проводить довольно сложные операции, это не вопрос.

Но вот шпиона поймали. Он немедленно начинает всех выдавать и "рассказывать, за чьи деньги подкладывал мину в двигатель звездолета". Что ж, тоже вариант поведения - чистосердечное раскаяние, сотрудничество со следствием... Правда, насчет чистосердечного раскаяния лично у меня чаще всего особо крупные сомнения, ну да ладно. Но, выкладывая это все, он же не может не осознавать, что делает гадость своим "хозяевам". Может искренне полагать, что так им и надо, но это вопрос другой. Но при этом он же надеется, что его обменяют или иным способом вытащат - те самые свежезаложенные "хозяева". У которых, по идее, даже появись такая возможность, должен немедленно же появиться и вопрос: а надо ли нам вытаскивать этого разговорчивого?.. Заслужил ли он помощь? Или имеет ли он хоть какие-то шансы пригодиться нам в дальнейшем???

И, что характерно, даже рассчитывая на эту помощь, пойманный шпион не думает ничего типа "да, я их заложил, но не могут же они меня бросить!" - нет, он спокойно рассчитывает на помощь, как будто "ничего не было".

Сопоставить эти истории с историей пойманного шпиона, который на следствии молчал, не могу - по причине незнакомства с последней. Вот чего мне в советских шпионских романах не встречалось, так это _такого_ поведения. А жаль. В какой-то степени к нему приблизился Брокман ("* резидента"), но там эксперимент нечистый - о Брокмане и его хозяевах и так все известно.
silent_gluk: (pic#4742424)
Когда-то в каком-то исследовании советской литературы (или в чьих-то воспоминаниях?..) мне попался такой момент, что национальности персонажей были довольно строго расписаны. Т.е. старшим по званию, к примеру, должен был быть русский. Славянин - ниже. Южанин или азиат - еще ниже... (Ну, то есть ни славян, ни южан с азиатами может и не быть вообще, но вот если есть...)

Я на эту идею посмотрела довольно квадратными глазами. Но...

Вот возьмем, скажем, "Нокаут" Сидельникова. Полковник - Петр Ильич Грановский, капитан - Марат Каюмов. При том, что действие происходит где-то в Средней Азии.

Или та же "Тайна Стонущей пещеры": полковник - Коркин, лейтенант - Садыков. (А действие происходит в Крыму...)

С очередной же стороны, два случая не доказывают ничего, а больше примеров у меня как-то нет... Впрочем, и примеров обратного я так сходу не припомню - как-то не запоминала я звания и национальности...
silent_gluk: (pic#4742423)
Недавно я уже плакалась, что пол у нас временами сродни черной дыре - что упало, то с концами пропало. Но тут, по крайней мере, знаешь, что и когда падало.

А еще у нас живет домовой-библиофил (ничем иным исчезновение, скажем, "Посевовской" "Улитки на склоне", я объяснить не могу). Но и против обычных книг он ничего не имеет против. Вот, например, стащил "Сержанта милиции" Лазутина...

И теперь мы подходим к сути вопроса.

Как выяснилось, "Сержант милиции" существует минимум в 2 вариантах. И в Интернете есть вариант сокращенный, он же - не тот, который был у нас. (В том, который у нас был, к примеру, довольно подробно излагается история Наталки - так их проще всего отличить). Но домовой стащил книгу... Я хотела купить экземпляр на замену, на Алибе их много. Но вот проблема: я не знаю, в каком издании - "вариант с Наталкой". Можно, конечно, пойти в РГБ, заказать все издания - и уж точно знать, какое у нас было издание, в каких еще изданиях воспроизводился именно этот вариант и т.д. Но есть слабая надежда - вдруг кто-то из вас просто _знает_, в каком году издавался вариант, где подробно рассказывалось про Наталку?..

И, чтобы два раза не вставать... Есть (или был) такой поэт - Ю.Коринец. У него была "Поэма о костре". Детская такая, про пионеров, комсомольцев и т.д. Она несколько раз публиковалась отдельным изданием, но там помечалось, что, мол, в сокращении. А где и когда публиковался _полный_ ее вариант?..
silent_gluk: (pic#4742422)
В "Тайне Стонущей пещеры" нам показаны два шпиона: Матвеев/Завьялов, он же Сенька Чуб, и Рязанов, он же Смайк.

Первый - из "перемещенных лиц" - неизбежная тема советского шпионского романа (если где-то ее и удалось избежать, то это произведение мне пока не встретилось). Второй - американец.

Про преступления первого (и во время войны, и вот "сейчас", во время действия повести) говорится довольно много. Про второго - ничего (рубаха-парень, колхозный бухгалтер...).

Интересно, можно ли из этого сделать вывод, что изменники ("перемещенные лица"), по мнению автора, хуже "природных врагов"?.. (Впрочем, зачастую изменники - тоже из _природных_ врагов. Сенька Чуб - сын кулака, к примеру...Ну, вы все равно поняли мысль. Надеюсь.)
silent_gluk: (pic#4742425)
Вот интересно, когда советское искусство освоило концепцию "плохих людей нет"?.. (То, что под этим лозунгом выдает современная российская литература, песнь отдельная, очень грустная, и спета сегодня она не будет. Слишком противно. И вообще, надо смотреть не на лозунги, а на дела).

Это меня Ка-Мышь недавно водила в Театр им.Вахтангова на спектакль "Окаемовы дни" по пьесе А.Афиногенова "Машенька" (кстати, рекомендую обоих - и спектакль, и пьесу).

Поставлен спектакль в честь 90-летия В.Этуша, и он сам там играет главную роль.

Как выяснилось, написана пьеса была в 1940 (это не я такая умная, это Гугл много знает), а спектакль поставлен в мае этого года.

И вот я задумалась: пьеса сильно изменена, и одно из изменений - именно что "плохих людей нет". Есть заблуждающиеся и все такое. Но чтобы прямо сказать: вот человек, он плохой (или: вот человек, он поступает плохо, причем не по недомыслию) - такого нет. В отличие от пьесы, где тема изменения/ исправления нескольких персонажей занимает достаточно значимое место.

Глючится мне, что вот это изменение - характерно для перехода от одного этапа советской литературы к другому, но никак не пойму, когда этот переход был. Да и был ли переход вообще, или это просто мой глюк...

Но вот это видение мира, когда "плохих людей нет" и быть просто не может - уж очень мне нравится. Ради него одного стоило бы посмотреть спектакль (даже если бы не было прекрасной игры актеров).

А пьесу тоже стоит почитать. Чтобы увидеть, что наука и ученые тоже нужны окружающим (а не как в "Крокодиле". Знаете ж одну из его излюбленных тем?).

Кстати, интересно: правда запятая появилась в русских летописях и проч. в 15 веке?..

Кстати № 2. О важности чувства меры. В спектакле появились реплики и фразы, которых не было в оригинале (на модные ныне - или в 1990-е годы? - темы репрессий, верности Марксова взгляда на историю и т.д.). Но их так немного и они так тщательно вделаны в ткань спектакля, "вглажены" туда, что они не выделяются, не "вытарчивают". В конце концов, что мы знаем о редакциях пьесы? Только вот при попытке угадать год ее написания - запутываешься вконец.
silent_gluk: (pic#4742427)
Вот лучше всего, на мой вкус, тема "неназываемого противника" освещена у Трублаини в "Шхуне "Колумб"". Вычислить его так и не удалось ни мне, ни "коллективному разуму" френдов.

И это хорошо.

Я понимаю, что противник нужен "по законам жанра". По ним же ему надо быть максимально плохим. Так пусть лучше "максимально плохой" будет какая-нибудь абстрактная держава. "Атавия Проксима" (правда, не узнать в "реальной", т.е. описанной Лагиным, Атавии вполне определенную страну ну очень трудно...).
silent_gluk: (pic#4742427)
А вот любопытно, когда сложился канон "советского шпионского романа"? С непременными бывшими нацистами и перемещенными лицами/белогвардейцами?..

В "Синем тарантуле" (предыдущей книге цикла) белогвардейцы, как сейчас помню, были. А тут - нет. И даже бывших нацистов нет.

А вот тщательное избегание определенных слов и терминов - есть: "известная Вам держава", "атташе N-ского посольства", "Многоугольник"... Хотя смысла в этом я не вижу даже в очках и даже с помощью лупы. Т.е. вообще смысл этого избегания я понимаю. Но когда оно соседствует с фразами типа "Эдвин Перси Бэл - сын неизвестных родителей, сирота; до 11 лет подавал теннисные мячи в клубе «Золотой Волк», штат Миссури, США. В 13 лет поступил младшим официантом в бар того же клуба. Переводчик Многоугольника заметил лингвистические способности мальчика и усыновил его, отдав в частную школу. Здесь Э. Бэл изучил русский язык и за пять лет прошел курс средней школы. После призыва в армию Э. Бэла перевели в армейское училище №119, штат Айдахо. Далее следы Э. Бэла исчезают, и лишь через три года он появляется в посольствах своей страны на Малайе, затем - в Бирме" и "родился в семье дипломата, в штате Флорида" - смысл как-то очень быстро исчезает. Ведь становится очевидно, что... Или "ненаписанное - к делу не пришьешь", мало ли кто где родился и жил, а на кого он работает сейчас - открытым текстом ведь не сказано...

Не люблю такого. Есть в этом что-то от трусливых уверток типа "а что такого, оно ж от самоназвания народа происходит". Хотя с "толстыми намеками" в литературе дело иметь всяко приятнее, не скрою.
silent_gluk: (pic#4742427)
Фантастическо-шпионская повесть, написана в 1940 (что и обуславливает ее некоторую... своеобразность), действие происходит в 1938-1939...

Можно сказать, что это - в какой-то мере представитель жанра "на чужой земле могучим ударом", АКА популярного в те годы направления, про то, как Красная Армия всех побеждает. (Задумчиво: да и не то чтобы в наши дни оно было таким уж непопулярным...). Правда, _здесь_ армия пока еще не побеждает: ей просто не хватило времени. Новое чудо-оружие только-только спасли от шпионов и разработали. Но вот скоро уже!.. Ведь противник (кстати, кто? Я так и не сумела определить) виноват сам - устраивал провокации, пограничные конфликты, "готовится к боям крупного масштаба"...

Забавен еще один момент: так незаметно, что страна живет так уж плохо, бедно и все силы тратит только на армию. Но вот наши герои осознали бесперспективаность работы в одиночку (что, кстати говоря, тема для отдельного разговора) и подались в некий секретный институт. Они разрабатывают способ военного применения М-лучей, другой отдел разрабатывал способы защиты от них... Но нигде не говорится, что кто-то разрабатывал способы мирного применения их. (Хотя лично я так сходу не соображу, как можно мирно применять лучи, умеющие взрывать "все, что взрывается" на расстоянии - спички неэкранированные лучи зажигают на расстоянии в 30 метров, йодистый азот взрывают на расстоянии почти в километр... Хотя, конечно, это зависит и от количества церия).

А еще я не пойму, что имел автор в виду фразой "У нас имеется двадцать две различные комбинации чисел, тогда как букв в русском алфавите всего только двадцать семь"...
silent_gluk: (pic#4742416)
Вот что меня всегда удивляет в литературе - достаточно появиться _одному_ человеку - и все меняется. В лучшую ли, в худшую сторону - зависит от качеств этого человека. Впрочем, возможно, это закон жанра. А некоторые говорят, что и в жизни так бывает.

И что же получается - именно вера и опора на лучшие качества людей и спасла колхоз. Что, в общем, оптимистично и неплохо. И что веру эту выражал и воплощал коммунист - это понятно. А вот что городской - может быть, это должно было показать, что и в городе есть неплохие люди. Правда, что характерно - перебирающиеся в деревню. А вот в город передираются либо от большого отчаяния (и потом возвращаются), либо не очень хорошие люди.

Что ж, по идее, деревенским детям тоже надо читать. И им тоже хочется чувствовать себя "хорошими" "по праву рождения"...

Profile

silent_gluk: (Default)
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк

September 2017

M T W T F S S
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated September 25th, 2017 00:36
Powered by Dreamwidth Studios